Иерусалимский Патриарх оппонировал Константинополю и Ватикану в вопросе единой Пасхалии

Интервью, взятое ватиканским изданием Losservatore Romano у Иерусалимского Патриарха Феофила III, весьма показательно по своему содержанию.

Интервью посвящено ежегодному схождению Благодатного огня в Иерусалиме. Патриарх Феофил рассказывает о Нерукотворном происхождении огня и раскрывает его смысл и символику, стараясь не задеть при этом чувств католиков, лишенных этого чуда, а привлечь их внимание к нему… Православные прочтут между строк, ведь не случайно огонь является только на православную Пасху и только в случае служения православных иерархов.

Ответы Патриарха даны в греческих традициях церковной дипломатии: много любезности, слов о вселенском единстве, указание на стремление к единению всех христиан во исполнение заповеди Христовой (Ин.17:23). Но при этом Патриарх тщательно избегает конкретики, не указывая, на каких условиях возможно это единство: неким туманным путем уступок в вопросах веры или путем покаяния еретиков и обращения их в Православие… Впрочем, любезная риторика Патриарха Феофила мало отличается от любезности, явленной св. Марком Эфесским в его приветственном слове на Ферраро-Флорентийском Соборе в 1438 году.

Но стоит журналисту перейти к конкретным вопросам, на них Патриарх дает вполне четкий ответ. Журналист спрашивает про отношение Патриарха к установлению общей для православных и католиков даты празднования Пасхи. В ответ Его Блаженство рассыпается в новых любезностях и утверждениях важности единства христиан, а потом резюмирует:

«…Ответ уже есть. Давайте восстановим наше единство на основании, которое было заложено для веры признанием и принятием Церквями Вселенских соборов. Именно Никейский собор 325 г. установил расчет даты Пасхи, которому мы следуем и по сей день. Итак, конечно, нам нужна общая дата, но мы должны серьезно принять во внимание тот факт, что Библия состоит как из Моисеева закона, так и из Нового Завета. Мы должны помнить, что существует процесс от Закона Моисеева до Заповедей Христа. У нас нет права изменять или путать ход священной истории, а это означает, что христианская Пасха должна наступить после еврейской Пасхи. Помня об этих соображениях, мы приветствовали бы общую дату Пасхи. Христианская Пасха является самой основой христианской веры, а кульминацией христианской веры является воскресение: как мы читаем в словах апостола Павла: «Если нет воскресения мёртвых, то и Христос не воскрес, а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1Кор. 15:13-14)».

Тема определения общей Пасхалии не случайна. Именно с этой инициативой ранее выступил Константинопольский Патриархат (КП), демонстрируя готовность к уступкам (напомним, что в составе КП уже есть такие прецеденты – автономная Финляндская Православная Церковь празднует Пасху синхронно с католиками и протестантами). И эта инициатива была воспринята Ватиканом положительно.

Для КП и Ватикана утверждение общей Пасхалии – серьезный шаг к унии. Ведь этот вопрос был одним из камней преткновения между западными и восточными христианами, начиная с первых веков церковной истории.

Своим же ответом, если перевести его на язык прямолинейных формулировок, Патриарх Феофил говорит: «Правильная Пасхалия уже есть в Православии. Если католики хотят общей даты – пусть оставляют свои заблуждения и присоединяются к нам». Аналогичным ранее был ответ и ОВЦС РПЦ.

Ответ предстоятеля древнейшей Православной Церкви дает надежду, что униатские устремления Фанара поддержат только его сателлиты (и то, скорее всего, не все). Полнота Вселенской Церкви предательство Православия не примет, как не приняла в XV веке Флорентийскую унию, вне зависимости от количества вежливых слов, которыми будет смягчен категоричный отказ.

Лабарум. Сим победиши

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

Scroll Up