Большевицкая политика чиновника Минкульта

Время чтения: 8мин.

26 сентября 2016 года на конференции ОБСЕ Human dimension implementation meeting в Варшаве активно обсуждалась проблема нарушений прав и свобод верующих Украинской Православной Церкви.

От Украины в ней принимали участие несколько человек, которые представляли различные религиозные организации. Также присутствовал директор Департамента по вопросам религии и национальностей Минкультуры Украины Андрей Юраш, который, по идее, не должен представлять какую-либо конфессию или религиозную группу.

Однако, с самого начала своего «служения» на посту директора Департамента, этот человек преследует две цели – всячески отстаивать интересы УПЦ КП и любым путем убрать с Украины УПЦ. Кроме того, среди участников конференции были и представители раскольнических группировок в нашей стране (которые неслучайно сидели рядом с Юрашем).

Регламент конференции предусматривал двухминутные выступления, поэтому не удивительно, что представители УПЦ, взяв слово, сосредоточили свое внимание на самом болезненном, в данный момент, для Церкви вопросе. А именно на захватах храмов УПЦ.

Не секрет, что часто такие захваты сопровождались применением физического насилия, избиением верующих и т. д. (Катериновка, Птичья). Были случаи и разрушения православных храмов (пос. Боровая, Киевской обл.). Есть и примеры даже убийства православных священнослужителей и монахинь.

Спикеры УПЦ подчеркнули тот факт, что ни по одному из этих дел никто не был привлечен к ответственности перед законом. Естественно, что выступление представителей канонической Церкви вызвало довольно громкий резонанс среди практически всех участников конференции. Не удивительно, что в итоге правозащитная организация Human Rights Advocacy рекомендовала представителям правительственной делегации Украины принять специальное законодательство об установлении ответственности за высказывания ненависти по религиозному признаку.

В этом контексте более чем удивительным выглядит ремарка господина Юраша, которую он сделал после выступления представителей УПЦ. Его короткая речь представляет для нас определенный интерес, поэтому остановимся на ней поподробнее.

Итак, прямая речь: «Я бы хотел ответить на заявления двух представителей Украинской Православной Церкви Московского Патриархата».

Здесь мы заметим, что кому кому, а пану Юрашу давно следовало бы знать, что в Украине нет «Украинской Православной Церкви Московского Патриархата», а уже 26 лет существует Украинская Православная Церковь, которая именно с этим названием зарегистрирована в органах государственной власти.

Знает ли об этом пан Юраш? Конечно. Но он, как и многие недобросовестные политики, журналисты и религиозные деятели в Украине намеренно искажает самоназвание УПЦ, внося несуществующую приставку «МП» для того, чтобы намекнуть на ее якобы неукраинскость.

Этим самым пан Юраш не только демонстрирует свое невежество, но и агрессию по отношению к УПЦ, а кроме того, просто-напросто вводит в заблуждение доверчивых представителей ОБСЕ, искажая название канонической Церкви в Украине.

«Они выступают с заявлениями против идеологической пропаганды, но именно подобные заявления являются откровенной инсинуацией подобной пропаганды»

Это предложение очень сложно для понимания нормальным человеком, поскольку явно построено по лучшим образцам оруэлловского новояза. Вдумайтесь – если человек выступает против пропаганды, то его выступление нужно расценивать как пропаганду. То есть, если кто-то выступает против лжи, то он сам лжец.

С другой стороны, надо полагать, пан Юраш имел ввиду, что никакой идеологической пропаганды в Украине нет. По крайней мере, по отношению к Церкви. Но здесь или пан Юраш не интересуется тем, что происходит сейчас в стране, либо он не живет в Украине и потому не в курсе, либо опять вводит в заблуждение представителей ОБСЕ.

Скорее всего, предположить можно именно последнее, поскольку сам Юраш прекрасно освоил пропагандистские штампы. И не только освоил, но и пользуется ими. Например, называет УПЦ – «УПЦ МП». Разве это не пропаганда? Ведь известно, что отношение к той или иной группе людей часто очень сильно зависит от того, как этих людей называют. То есть, гораздо проще убить «укропа», чем «хлопца из Тернополя», или «колорада», чем «жителя Донецка».

То же самое касается Церкви – если Церковь «украинская», значит она «наша», «национальная», «патриотичная» и т.д., и ее нужно оставить в покое и относиться к ней так, как того требует Конституция. Да, но в Украине, для таких как пан Юраш, «украинская» «церковь» только одна — это УПЦ КП. К ней и отношение соответствующее.

А вот если Церковь «московская»… Что же, тут уже все по-другому — «центр в стране-агрессоре», «геть», «не место в Украине». Скажете, что Юраш такого не говорил? Да, не говорил. Но ему, как государственному чиновнику, достаточно сказать «УПЦ МП», а все остальное додумают представители Правого Сектора, других радикальных организаций и журналисты. Поэтому, иначе как пропаганду такие заявления воспринимать нельзя.

«В своих выступлениях они ссылаются на ежегодный отчет Госдепартамента США. Ссылка на этот документ является типичным примером гибридной войны в Украине, так как в данном отчете представлена позиция не только «УПЦ-МП», но и их оппонентов, которые имеют совершенно противоположные взгляды на ситуацию».

Вообще, госчиновнику следовало бы знать, что оценка ситуации зависит не от взглядов оппонентов, а от закона. Но похоже, что эта демократическая норма, по логике пана Юраша, никак не касается Украины. У нас в стране прав тот, чьи взгляды совпадают со взглядами правящей верхушки. Или, в данном конкретном случае, со взглядами пана Юраша.

Далее, в самом начале этого предложения, если я правильно понял, пан Юраш утверждает, что «ссылка на ежегодный отчет Госдепартамента США является типичным примером гибридной войны». Ничего, кроме изумления, этот пассаж вызвать не может! Из него совершенно не понятно, кого именно обвиняет пан Юраш в ведении гибридной войны – США или представителей «УПЦ-МП»?

С другой стороны возникает резонный вопрос – а с каких это пор ссылка на официальные документы расценивается как «пример гибридной войны»? Получается, что всякий раз, когда кто-либо из политиков будет цитировать какие-то документы Госдепа, пан Юраш будет обвинять его в «ведении гибридной войны». Или, скорее всего, Юраш имел ввиду, что цитировать нужно «правильно» — то есть, в соответствии с конъюнктурой. Но, во-первых, двухминутный доклад не позволяет процитировать документ полностью. Во-вторых, упоминание данного документа предполагает, что заинтересованные лица смогут ознакомиться с ним позже.

Если же Юраш обвиняет в ведении «гибридной войны» представителей «УПЦ-МП» (под которыми, вероятно, нужно понимать представителей УПЦ), только за то, что они процитировали документ Госдепа, то это обвинение тем более непонятно и чревато определенными последствиями. Ведь, прозвучав из уст госчиновника, оно может трактоваться очень по-разному. Вопрос – зачем пан Юраш это делает?

«Представитель УПЦ-МП заявил в своем выступлении, что ряд общин в стране, а именно 150, сменили свою каноническую юрисдикцию (подчинение). Этот процесс осуществлялся в полном соответствии с национальным законом и рекомендациями ОБСЕ, что касается права и возможности религиозных общин менять юрисдикцию».

То есть, директор Департамента по делам религии утверждает, что избиение верующих в селе Катериновка «осуществлялось в полном соответствии с национальным законом и основными принципами ОБСЕ»? Так же, наверное, в этом соответствии осуществляется и фактическая травля УПЦ как на национальных телеканалах, так и в сети Интернет.

Говорить о том, что господин Юраш не знает о том, что на самом деле происходит в стране нельзя. Все указанные факты настолько вопиющи, что о них знают если не во всем мире, то в Европе точно. Говорить надо о другом – почему директор Департамента по делам религии четко занимает сторону одной из религиозных организаций в Украине?

Демократия, насколько я понимаю, предполагает равное и одинаковое отношение ко всем, а не полемику с одними и поддержку других. Если спикеры УПЦ в чем-то были не правы, то господину Юрашу следовало, опираясь на факты, указать на их неправоту. Вместо этого он, скорее всего по привычке, начал разбрасываться штампами и обвинять членов Церкви в ведении гибридной войны. Понятно, что для украинских политиков слова «гибридная война» уже давно стали своего рода защитой от любой критики в их адрес. Но, если только таким образом отвечать на критику, то нормального государства построить не удастся.

Кроме того, позиция Юраша очень сильно напоминает позицию, которую в Советском Союзе занимали государственные чиновники различных рангов. Они, напомню, старались не замечать гонений на Православную Церковь, а любые указания на это воспринимали как проявление контр-революции. Вместе с этим, они утверждали, что массовые закрытия и разрушения храмов происходят «в полном соответствии с национальным законом и основными принципами» демократического сообщества, а аресты и расстрелы верующих они объясняли контр-революционной деятельностью последних. При этом, государственная власть очень длительный период поддерживала различные раскольничьи группировки, в первую очередь, обновленцев.

Так что, наблюдая за выступлением Юраша я невольно поймал себя на мысли о том, что ничего нового под солнцем нет. А значит, и это пройдет – как канули в лету Введенский и обновленческий раскол, так канут в лету и филаретовцы. Одно плохо – некоторые представители власти до сих не научилась извлекать исторические уроки. А раз так, то история их еще не один раз больно ударит.

НАЗАР ГОЛОВКО

Похожие публикации