Церковь, государство и карантин: хронология взаимодействия

Час читання: 3хв.

В контексте нападок на Церковь за якобы нежелание соблюдать карантин освежим в памяти хронологию событий.

Еще 13 марта (до введения карантина!) митрополит Галицкий и Львовский Филарет, глава Синодального отдела УПЦ по вопросам здравоохранения, сделал заявление, в котором призвал верующих соблюдать рекомендации Министерства здравоохранения Украины, а также озвучил меры, которые УПЦ предприняла для профилактики распространения инфекций.

17 марта Кабинет министров Украины запретил проведение массовых религиозных мероприятий с участием более 10 человек в храмах.

В тот же день, митрополит Филарет опубликовал подробную инструкцию по проведению санитарно-профилактических мероприятий в храмах. Во всех епархиях был предприняты беспрецедентные меры по соблюдению гигиены в церковных учреждениях и храмовых помещениях.

18 марта последовало заявление Священного Синода УПЦ, который согласился с решением Кабмина. С того времени в храмах УПЦ не проводились богослужения с участием более 10 человек.

Напомним, представитель Минздрава Виктор Ляшко подтвердил, что в самих храмах (разных конфессий) нарушений практически не было: «Не так много было нарушений в самых церквях. То есть были допущены нарушения, но это были не массовые, а единичные церкви, допустившие верующих в сам храм и не придерживающиеся норм».

Если скажут, что УПЦ должна была вообще закрыть храмы, то, во-первых, этого не требовала власть, а во-вторых, Всеукраинский совет церквей (ВСЦиРО), в который входят и «ПЦУ» и УГКЦ, выступил против закрытия храмов. То есть это была согласованная позиция всех конфессий, а не только УПЦ.

27 марта Предстоятель УПЦ выступил с обращением к пастве, в котором призвал соблюдать предписания властей. Да и впоследствии неоднократно выступал с похожими призывами.

Что касается отдельных случаев собраний людей возле храмов, здесь нужно упомянуть опыт Болгарии, где храмы были открыты для верующих, однако ответственность за соблюдение ими санитарно-профилактических предписаний была возложена не на духовенство, а на правоохранительные органы! И это абсолютно логично, ведь Церковь не может выполнять какую-то «силовую» функцию.

По аналогии с Болгарией, в Украине прежде всего полиция, а не духовенство, должна была модерировать ситуацию возле храмов, или на подходах к храмам. В том числе можно было обеспечить раздачу масок, пропускной режим и т.п. Речь идет не о каких-то репрессивных мерах, но о том, чтобы помочь людям быть организованней.

Может, властям стоит перестать искать крайних и подумать о более конструктивных формах сотрудничества между государством и Церковью по примеру Болгарии?

Правблог

Схожі публікації