Филарет и униаты: до раскола и после

Недавно глава «Киевского патриархата» выразил возмущение по поводу ликвидации УГКЦ, которая состоялась в 1946м году. У многих могло сложиться впечатление, что Денисенко искренне болеет за судьбу грекокатоликов, именно поэтому так сильно сочувствует этому событию, которое имело место в истории этой организации. Но всегда ли Филарет считал боль грекокатоликов своей собственной? Сопереживал ли он грекокатоликам во времени, когда возглавлял УПЦ?

Предлагаем вашему вниманию интервью эксмитрополита Филарета (Денисенко), в котором его суждения относительно УГКЦ кардинально отличались от тех, которые он афиширует теперь.

Украинская Православная Церковь и Украинская Греко-Католическая Церковь вчера, сегодня, завтра

— Владыка, события, которые происходят в Западной Украине на религиозной почве, вызывают глубокое беспокойство. Чтобы лучше представить картину происходящего, не могли бы Вы вкратце рассказать, сколько там униатов, православных и представителей других конфессий?

— Недавно Академия наук СССР провела у нас социологическое исследование. Так вот, в Западной Украине униатов – 23 процента, православных – 46 процентов, то есть вдвое больше, а остальные – баптисты, иудеи, католики латинского обряда, адвентисты Седьмого дня и представители других вероисповеданий. В исследовании подчеркивается (и я полностью согласен с этим), что широко распространенное мнение о преобладании греко-католиков в регионе не соответствует действительности! Оно просто навязывается общественному мнению рядом недобросовестных советских и зарубежных органов массовой информации.

— Совсем недавно отмечалось 1000-летие Крещения Руси. Это было большое торжество Православия. Его отмечали представители всех религий, в том числе католики, отдав дань уважения Православию. И вдруг такое … Как случилось, что католическое меньшинство вступило в конфликт с православным большинством?

— Празднование 1000-летия Крещения Руси действительно показало авторитет нашей Церкви, возможности ее духовного влияния на общество. Церковь несет людям идеи единства, мира, любви к ближнему, братства, идеи нравственности и духовности. Этому можно было только радоваться. Но в октябре 1989 года униаты обратились к насильственному захвату храмов. Мы не хотели конфликта. Напротив, делали все, чтобы не произошло ничего подобного. Мы сожалеем, что ранее униатов не признавали, лишали права открыто исповедовать свою веру, что их религиозная свобода ограничивалась. И Поместный Собор Русской Православной Церкви, который состоялся в октябре 1989 года, решительно осудил насилие со стороны сталинского режима в отношении украинских католиков восточного обряда и всякое вмешательство светских властей во внутренне церковную жизнь. Одновременно собор считает недопустимым возвращение к подобным методам в отношении православных. Он подчеркнул, что из-за государственного вмешательства, насилие, пренебрежение законных прав верующих, как православных, так и униатов, невозможно решить сложную проблему взаимоотношений между этими двумя конфессиями.

— Неужели нельзя было отбросить старые обиды и решить все проблемы взаимоотношений полюбовно?

— Наша Церковь давно предлагала урегулировать проблему мирным путем. Она выступила инициатором переговоров со Святейшим престолом о нормализации положения в Западной Украине… Комиссия предлагала сделать так: если в населенном пункте два храма, то один передается униатам, даже если их очень мало, а второй – православным. Если же в деревне только одна церковь, то она отдается той общине, которая болем многочисленна. Но меньшинство тоже получит свое помещение для богослужений – его купят, арендуют или построят. При этом большинство предоставит материальную помощь меньшинству.

— Помоему, это справедливо, действительно по-христиански.

— Конечно, мы хотели удовлетворить обе стороны, но здесь и возникло одно «но…». Представитель католиков восточного обряда архиепископ Владимир Стернюк неожиданно для всех, даже для представителей Ватикана, вышел из комиссии, хотя до этого он согласился с таким подходом и подписал все протоколы.

— Почему он так поступил?

— Совершенно очевидно: тех, кто стоит за униатами, не удовлетворяет мирное решение вопроса – им нужны потрясения. Именно после выхода архиепископа Владимира Стернюка из комиссии участились захваты православных церквей. Вопреки достигнутым договоренностям, униаты начали нам выдвигать все новые и новые требования. Теперь они уже требуют передать им в собственность все православные храмы Западной Украины. Мы им объяснили, что в СССР церковные и культовые сооружения национализированы, они являются достоянием народа. Государство отдает их в бесплатное пользование верующим, и никто не вправе передавать их кому бы то ни было.

Сейчас в Западной Украине победу на выборах одержали представители «Руха». Придя к власти, районные, городские и областные советы принимали решения, которые закрепляют насильственно захваченные храмы за греко-католиками. Президиум Верховной Рады Украины отменил их решения как незаконные, признал недействительным постановление Львовского горсовета о передаче собора Святого Юра и других храмов греко-католикам. Однако Львовский областной Совет народных депутатов подтвердил решение горсовета. То же самое произошло и в Ивано-Франковске и Тернополе. Таким образом, местные чиновники вопреки закону и решению высших органов, поддержали акты насилия и беззакония. Чувствуя поддержку, униаты начали говорить, что переговоры с православными им вообще не нужны, потому что после них они получат лишь несколько храмов, а силой – все. Так они и начали действовать. Волна насилия стала нарастать. Начались покушения на жизнь священнослужителей и прихожан. Во Львовской области стреляли в православного священника, подожгли несколько храмов, в Тернопольской – католик убил православного мирянина Мокрицкого. Против православных направлен настоящий террор.

— А они не боятся, что православные дадут отпор насилию?

— Конечно, боятся. Но мы не хотим этого. Наше руководство, чувствуя, что атмосфера накаляется, решило срочно созвать четырехстороннюю комиссию в Москве в июне 1990 года. Католическая сторона заявила, что может приехать только в сентябре, хотя ситуация осложнялась с каждым днем. Мы расценили это как умышленное затягивание времени, чтобы предоставить возможность греко-католикам захватить как можно больше православных церквей. Комиссия собралась только в сентябре. Католическая сторона выдвинула на встрече явно неприемлемые требования, показав тем самым полную незаинтересованность в мирном урегулировании вопроса. Они потребовали от нас осудить Львовский собор 1946 года. Но как мы можем это сделать, когда это был Собор не Русской Православной Церкви, а греко-католической? Мы не можем отменить его решение. Они также потребовали, чтобы мы признали захваченные храмы собственностью Украинской униатской Церкви, что запрещено законом. И последнее: они потребовали признать Греко-католическую Церковь как институт, как структуру, которая в 1946 году на Львовском соборе была ликвидирована. Состоялась дискуссия. Мы не могли согласиться с подобными требованиями и начали обсуждать конкретные вопросы распределения храмов и удовлетворения насущных проблем православных, так как греко-католики до сих пор, например, во Львове, с 19 православных храмов захватили практически все. У нас остался только один и небольшая церквушка. А нашему епископу теперь просто негде отправлять богослужение и осуществлять пастырское попечение о верующих. Такая же ситуация в Ивано-Франковске, где у греко-католиков пять храмов, а у православных – ни одного. Местные власти даже отняли резиденцию у епископа и передала ее униатам.

К большому сожалению, жесткая позиция униатов, их отказ от любого компромисса лишили содержания все ранее достигнутые договоренности. Поскольку делегация Ватикана ничего не могла противопоставить точке зрения украинских греко-католиков, переговоры зашли в тупик.

— Скажите, а вы не обращались за помощью к властям, чтобы положить конец насилию?

— Да, обращались. В высшие органы власти – союзную и республиканскую. К сожалению, никаких мер пока не принято, нам не возвращено ни одной церкви, террор против православных продолжается. Епископ Греко-католической Церкви Павел Васильев потребовал вообще выселить всех православных с Западной Украины. Более того, униатские епископы заявили, что «Украинская Греко-Католическая Церковь является единственной на Украине», а Владимир Стернюк, который недавно стал митрополитом, даже подписался не только титулом «митрополит Львовский», но и «Киевский и Галицкий». Тем самым униаты только подливают масла в огонь и разжигают католический экстремизм.

Мы призываем к здравому смыслу, к христианской совести, потому что, если христиане, которые должны нести людям идеи духовности, добра и человеколюбия, не соблюдают принципов братской любви и обычных человеческих чувств, то они плохие проповедники Евангелия и своей веры и не могут быть не только «миром мира» и «солью земли» (Мф.V.13 — 14), но и упрекать других в безнравственности.

Александр Козлов

«Литературная Россия». №4, 1991г.

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

#УПЦ #УПЦ КП
Предложить новость
Scroll Up