Экзамен на соборность

Время чтения: 11мин.

Фундамент возрождения соборной жизни Украинской Церкви был заложен именно Патриаршей Грамотой 1990 года. Уже 29 октября 1990 состоялся первый Собор Епископов Украинской Православной Церкви, который, во-первых, принял Устав об управлении Украинской Православной Церкви, а, во-вторых, постановил созвать в ноябре Собор с участием не только иерархов, но и представителей духовенства, монастырей, духовных школ и мирян. Этот большой Собор собрался в Киеве 22-23 ноября 1990 года. Он стал первым после 1918 года Всеукраинским церковным Собором с таким широким представительством. Собор 1990 утвердил Устав об управлении, а также избрал Предстоятелем Украинской Православной Церкви митрополита Филарета (Денисенко).

Также на Соборе 1990 развернулась дискуссия по поводу будущего канонического статуса Православной Церкви в Украине. В ходе дискуссии стало понятно, что идея автокефалии Украинской Православной Церкви вызывает жаркие споры. Среди духовенства и мирян были как сторонники, так и противники полной независимости нашей Церкви. Однако все делегаты сошлись на том, что в любом случае получение автокефалии должно происходить исключительно каноническим путем. Кроме того, Собор подчеркнул, что осуждает действия так называемой «Украинской Автокефальной Православной Церкви» во главе с Мстиславом (Скрыпником), которая действует вопреки церковным канонам и фактически политизирует церковную жизнь.

При таких условиях Украинская Православная Церковь имела все возможности для постепенного развития. К сожалению, как показывает история, распад империи и формирование на ее обломках новых государств не может пройти бесконфликтно. Исторические переломы всегда приводили к глобальным социальным потрясениям, которые не могли не затронуть и церковную жизнь. Эта закономерность не обошла и новую историю Украины. Уже с конца 1989 года в западных областях Украины началось возрождение Украинской Греко-Католической Церкви, из-за чего происходило немало столкновений на религиозной почве. В свою очередь, «Украинская Автокефальная Православная Церковь», которая в течение нескольких десятилетий существовала только в эмиграции, начала восстанавливать свою деятельность в территориальных пределах Украины. Все это обострило межконфессиональную ситуацию в государстве к неслыханному до того времени уровня.

Кроме того, появились и опасные тенденции внутри самой Украинской Православной Церкви. Так, Устав об управлении 1990 предоставлял Предстоятелю Украинской Церкви широкие полномочия, что уже довольно скоро стало угрозой для полноценной соборной жизни. Например, по Уставу 1990 Синод Украинской Православной Церкви должен был состоять из пяти членов (включая и Киевского Митрополита). При этом Предстоятель сам должен был вызывать епископов для присутствия в Синоде (раздел IV, пункт 1 и раздел V, пункт 9 Устава). Эта норма Устава фактически передавала все полномочия в формировании Синода в руки Киевского Митрополита. Предстоятель мог вызвать для участия в заседаниях Синода исключительно своих сторонников, закрывая к нему доступ нежелательных иерархов. Если же вспомнить, что Предстоятель избирался пожизненно и процедура его возможного отстранения от власти не была четко прописана в Уставе, становится очевидным, что митрополит Филарет, к сожалению, не смог сопротивляться искушению приспособить Устав ко своим властным амбициям. Сегодня, оглядываясь на события того времени, мы можем констатировать, что в 1990 году не только соборное управление в Православной Церкви Украины не было возрождено, но и были созданы определенные препятствия для развития института соборности. Предстоятель получил возможность сосредоточить в своих руках практически неограниченную власть. И именно эта угроза стала реальностью уже в следующем году.

1991 стал судьбоносным в истории нашей страны. После многих десятилетий безгосударственного существования, украинский народ смог возродить свое государство. 24 августа был провозглашен Акт о государственной независимости Украины. С этого времени мы начали строить новое демократическое государство, свободное от тоталитаризма и воинственного атеизма. После провозглашения государственной независимости Украины митрополит начал форсировать идею полной независимости (т.е. автокефалии) Украинской Церкви. Эта идея, что было очевидным уже во время соборных дискуссий 1990 года, вызвала в церковной среде жаркие споры. Однако митрополит вместо проведения открытой братской дискуссии начал фактически навязывать Церкви свое видение ее будущего развития. И именно этот диктат одного человека в сумме с вмешательством в церковную жизнь политических факторов, очень быстро спровоцировал церковный раскол.

Стоит объяснить, что сама по себе идея автокефалии любой Поместной Церкви не несет ничего негативного. Автокефалия – это лишь способ организации церковной жизни. Предоставления автокефалии той или иной Поместной Церкви свидетельствует о количественном и качественном росте Церкви, свидетельством ее способности к самостоятельному бытию. И поэтому предоставление автокефалии должно быть обусловлено только внутренними церковными факторами. Политические рычаги не должны быть определяющими при принятии решения о каноническом статусе Церкви.

Однако история свидетельствует, что дискуссии о полной независимости (автокефалии) той или иной Церкви всегда начинались после получения политической независимости государствами, в пределах которых существовали эти Церкви. Так было в Греции, Сербии, Румынии, Болгарии, Грузии, Албании. Именно получения этими странами государственной независимости становилось поводом для обсуждения вопроса о новом каноническом статусе Поместных Церквей. Поэтому неудивительно, что в Украине после провозглашения государственной независимости началась дискуссия о возможном получении еще и независимости церковной. Несмотря на то, что значительная часть духовенства и мирян не поддерживала идеи автокефалии, бывший митрополит Филарет при поддержке государственных органов власти взял курс на форсированное провозглашение церковной независимости.

В результате, вместо открытой церковной дискуссии было применено административное давление и принуждение. Кроме того, высшее государственное руководство начало открыто вмешиваться в церковные дела, требуя от митрополита полного отделения от Московского Патриархата. В результате митрополит Филарет собрал в Киеве с 1-го по 3-е ноября 1991 Собор Украинской Православной Церкви, на котором под его давлением было принято обращение к Московскому Патриарху с просьбой предоставить Украинской Церкви автокефалию. Хотя все епископы Украинской Церкви подписали постановление Собора, все же после Собора часть участников заявила, что не поддерживает принятых решений. Стало очевидным, что идея автокефалии не поддержалась в полной мере представителями УПЦ, и попытки силой продвинуть эту идею могут привести к церковному противостоянию.

В январе 1992 года три правящие архиерея Украинской Православной Церкви епископы Черновицкий Онуфрий, Тернопольский Сергей и Донецкий Алипий заявили об отзыве своих подписей под документами Собора 1991 года. Сразу после этого митрополит созвал Синод, который принял решение о смещении всех трех иерархов с их кафедр. Кроме того, был снят с должности наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Елевферий (Диденко), который с большей частью братии Лавры выступил против курса митрополита Филарета. Все это показало, что Предстоятель Украинской Церкви пытается действовать скорее как единоличный диктатор, а не как первый среди равных. И именно это повлекло быстрое обострение противостояния в украинском Православии.

Обращение украинского епископата, принятое в Киеве в ноябре 1991 года, было рассмотрено Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, который работал с 31 марта по 5 апреля 1992 года. Собор воздержался от окончательного решения вопроса об автокефалии Украинской Церкви. Было решено отложить рассмотрение этого вопроса до следующего Поместного Собора Русской Православной Церкви. Кроме того, после откровенной дискуссии Собор пришел к выводу, что действия митрополита Филарета вызвали существенное обострение внутренней церковной ситуации в Украине. В результате митрополит Филарет дал обещание, что соберет Собор Епископов Украинской Православной Церкви, на котором ради церковного мира отречется от своих полномочий Предстоятеля. Однако он не выполнил своего обещания. Вернувшись в Киев, митрополит заявил, что дал обещание под давлением и поэтому считает его недействительным. Эти заявления вызвали возмущение украинского епископата, который подавляющим большинством полностью поддержал решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. Все попытки повлиять на митрополита Филарета были безуспешными. Поэтому 30 апреля 1992 в Житомире собралось совещание епископов, на котором действия Предстоятеля были квалифицированы как клятвопреступление. Участники совещания настаивали на том, что митрополит Филарет должен созвать Собор епископов и отказаться на нем от полномочий Предстоятеля.

Правда, тогдашний митрополит Филарет все эти призывы проигнорировал. В результате в Украинской Церкви сложилась чрезвычайная ситуация, которая требовала быстрых и решительных действий. 6 мая в Москве состоялось расширенное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. Митрополит Филарет на это заседание не явился. Синод осудил все заявления Киевского митрополита о решениях, принятых Архиерейским Собором 31 марта – 5 апреля 1992, и запретил митрополиту Филарету действовать в качестве Предстоятеля Украинской Церкви. Синод также призвал его к 15 мая 1992 созвать Собор епископов Украинской Православной Церкви и подать на нем свое прошение об отставке.

Однако и это решение Синода было проигнорировано митрополитом Филаретом. Поэтому 21 мая Священный Синод Русской Православной Церкви поручил старшему по хиротонии Украинский епископу митрополиту Харьковскому и Богодуховском Никодиму созвать и провести Собор Епископов Украинской Православной Церкви для избрания нового Предстоятеля Украинской Православной Церкви. В ответ на эти решения митрополит Филарет заявил, что считает их «безосновательными и недееспособными».

27 мая на выполнение решений Священного Синода Русской Православной Церкви Харьковский митрополит Никодим созвал в Харькове Собор Епископов Украинской Православной Церкви. В работе Собора приняли участие 17 архиереев Украинской Православной Церкви. Еще три епископа не смогли явиться на Собор по разным причинам, но позже заявили о поддержке принятых в Харькове решений. И только сам митрополит Филарет и епископ Почаевский Иаков (Панчук) принципиально отказались от участия в Соборе. Итак, Харьковский Собор был свободным волеизъявлением практически всего украинского епископата.

Собор выразил недоверие митрополиту Филарету, сместил его с должности Предстоятеля Церкви и запретил в священнослужении до окончательного решения этого вопроса Кириархальной Церковью. После этого тайным голосованием было проведено избрание нового Митрополита Киевского и всей Украины.

«Во время работы Собора в Харькове, я по поручению Священного Синода Русской Православной Церкви находился в командировке в Финляндии. С 19 по 29 мая того года продолжалось Девятое богословское собеседование с Евангелическо-Лютеранской Церковью Финляндии. Мне было поручено возглавить делегацию Московского Патриархата, участвовавшую в этой встрече. И вот, 27 мая поздно вечером на наше рабочее заседание неожиданно прибыл сам Президент Финляндии Мауно Хенрик Койвисто с букетом цветов. На тот момент мы еще не знали о событиях, которые произошли в Харькове. Итак, первым, кто меня официально поздравил с избранием на Киевскую кафедру фактически стал председатель Финляндской республики. На следующий день – 28 мая – Святейший Патриарх Алексий выдал грамоту, которой благословил меня на Предстоятельское служения в Украине. Уже тогда я почувствовал, что Господь возложил на меня очень тяжелый крест, но я был уверен, что Господь подаст мне и силы этот крест нести.

Вспоминая события тех лет, я считаю необходимым еще раз подчеркнуть особое значение Харьковского Собора, прежде всего, в деле возрождения соборного управления в Украинской Православной Церкви. Собор четко показал: Церковь живет соборностью. Церковью не должен руководить единоличный диктатор, каким бы талантливым он ни был и какой бы высокий пост ни занимал. В сложных политических и внутрицерковных условиях Харьковский Собор избрал верный канонический путь развития нашей Церкви. Несмотря на политическое давление, епископат Украинской Церкви показал, что не считает политические факторы решающими в развитии Церкви. Тем самым было положено основание дальнейшего пути Украинского Православия в новых условиях.

11 июня в Москве прошел Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, на котором состоялся церковный суд над митрополитом Филаретом. Он был лишен священного сана и всех прав, связанных с пребыванием в клире. Однако сам бывший митрополит, к сожалению, не подчинился этому решению и продолжил свою раскольническую деятельность. Обидно и то, что раскол был существенно усилен вмешательством в конфликт органов государственной власти. 15 июня 1992 Президиум Верховного Совета Украины обнародовала заявление (№ 2446-XII), в котором говорилось, что власти считают решение Харьковского Собора незаконными. Это значило, что государство фактически поддержало раскольнические действия бывшего митрополита Филарета и его сторонников. И хотя в феврале 2011 года Комитет Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности признал, что указанное заявление Президиума Верховной Рады не была нормативным правовым актом, все же тогда, в 1992 году это заявление украинская общественность восприняла как прямую поддержку церковного раскола.

В результате, когда я прибыл в Киев 20 июня 1992, я не мог ни занять официальную резиденцию Киевских митрополитов, ни совершать богослужения в Кафедральном Владимирском соборе. Меня тогда ласково приняла в свои стены Киево-Печерская Лавра, которая и по сей день остается фактическим духовным и административным центром Украинской Православной Церкви. Так началось мое служение в Украинской Православной Церкви».

Доклад Блаженнейшего Митрополита Владимира: «Украинская Православная Церковь на рубеже тысячелетий: достижения и вызовы». (К 20-ти летию Харьковского Собора Епископов УПЦ)

Похожие публикации