1. Главная
  2. navigate_next
  3. Публикации
  4. navigate_next
  5. Что общего между давлением на УПЦ и предстоящими внеочередными выборами в Верховную Раду

Что общего между давлением на УПЦ и предстоящими внеочередными выборами в Верховную Раду

Первая волна прессинга на Украинскую Православную Церковь окончена. По состоянию на сегодня и по результатам двух недель обысков и активной информационной кампании, сопровождавшей всю эту суету, можно констатировать, что нацеленности на полный запрет Церкви, — по крайней мере сейчас, — нет. Более того, власти Украины включили некий антикриз относительно данной темы, в контексте которого то и дело возникают такие провластные спикеры, как Никита Потураев и Алексей Арестович. Вперемешку с министром культуры Александром Ткаченко, они регулярно заявляют, что запрет УПЦ: антиконституционный, имиджево невыгодный, конфликтно аккумулирующий.

Это, конечно же, не значит, что у Зеленского резко передумали «ломать через колено» Украинскую Православную Церковь. Однако, сам факт того, что власть делает вид будто бы она одумалась на этот счёт, говорит о том, что процесс настроен на длительную перспективу, что конечно же, не имело бы смысла, если бы кто-то собирался запретить УПЦ. Логично предположить, что если бы Зеленский действительно хотел это сделать, то ему ничего бы не помешало в данном случае. Большинство в Раде у него есть и оно стабильно голосует даже за самые неимоверно дикие и антинародные законопроекты. Всё списывается на войну. Общественное мнение прощупано и оценено, как готовое к любым запретам чего угодно, что хоть каким-то образом ассоциируется с Россией. Враги УПЦ, — коих, по крайней мере по подсчётам соцопросов больше, — потирают руки, а сама Церковь приняла позицию жертвенного агнца, готового пострадать за грехи народа. «Свободный» и «демократический» мир, вкупе с большинством Поместных Церквей, «проглотят» запрет УПЦ «на завтрак», больше заботясь темами нарушения прав дельфинов и изменением климата на планете Сатурн.

Так что же мешает президенту Украины запретить УПЦ? Однозначно — банальное нежелание. Цели власти в отношении Украинской Православной Церкви совсем другие и исходят они не только из того, что хочет видеть обыватель, но, в первую очередь, из политических интересов и целесообразности. Представим себе, государство и Церковь — это два человека, севшие поиграть в шахматы. Так вот, государство сделало первые несколько ходов. Походила и Церковь. В этом промежуточном результате, государство сбило несколько фигур, поставив по угрозу ещё кое-кого. Однако, параллельно, государство будто бы начинает делать уступки и ошибки. В жертву даже были принесены «пешки» в виде ведущих «95 квартала», на критику которых были смещены некоторые акценты. Но необходимо понимать, что это происходит абсолютно преднамеренно и с целью заманить в ловушку. Разгадала ли Церковь эту ловушку — пока сказать сложно. Тем не менее, мы должны помнить, что окончательной целью шахмат, является не ликвидация, а нейтрализация противника. То есть, когда условный король окажется в состоянии невозможности совершать маневры, будет считаться, что игра окончена.

Что характерно — у обоих игроков пока ещё есть ресурсы. И если у государства это власть, то у Церкви — это люди. Государство только тогда поймет и донесёт своим кураторам бесперспективность данной затеи, когда увидит, что люди, которые идентифицируют себя с УПЦ, это не просто безмолвная биомасса, а вполне себе гражданское общество, консолидированное вокруг Церкви. Для того, чтобы власть могла это понять, Церковь должна это продемонстрировать.

Какие аргументы Церковь может предоставить, в наше время понять не сложно. Основной болевой точкой государства на сегодня является возможность ограничения властных полномочий. Произойти это может лишь в том случае, если сегодняшние власти Украины не достигнут нужных результатов на выборах, которые прочат на первую половину 2023 года. Уничтожать УПЦ в преддверии таких серьезных политических баталий — абсолютно невыгодное предприятие. А вот максимально нейтрализовать и подчинить — то, что надо.

Архитекторы проекта «ЗеКоманда» прекрасно понимают, за счёт чего, не в последнюю очередь, им удалось сформировать большинство в прошлый раз. Помимо того пафоса, на который купились избиратели Зеленского, — по совместительству зрители сериала «Слуга народа», — среди голосовавших за нынешнего главу государства, был значительный процент тех, кто внимательно следил за отношением Зеленского к религиозному вопросу. И это вовсе не сторонники ПЦУ, которые по умолчанию и даже сейчас являются электоратом Порошенко.

Кандидат в президенты Зеленский обещал обеспечить гражданам их конституционное право на вероисповедание. Именно по этому православные верующие — сторонники Украинской Православной Церкви, проголосовали за этого человека и за его политсилу. В любой другой ситуации такого бы никогда не произошло, ведь православные чаще всего голосуют за того, кто хотя бы является единоверцем. В ситуации с выборами президента Украины 2019 года произошла парадоксальная ситуация, когда большинство граждан, исповедующих Православие, отдали свои голоса за человека, который открыто исповедует иудаизм. Однако, в этот раз такой номер не пройдет. И в случае, если власти всё таки запретят УПЦ, это ещё больше сыграет против них самих.

По этому, всё, что сейчас будет происходить вокруг Церкви — это часть предвыборной кампании, в контексте которой, в очередной раз, попытаются сыграть на противоречиях. Уже сейчас в сети появляется информация о том, что партии «Слуга народа» второго шанса давать не будут. То есть, технологи Банковой, понимая бесперспективность развития такой политсилы, в последние месяцы работы Парламента попытаются «пропихнуть» через монобольшинство всё самое непопулярное. Параллельно с этим, Офис Президента будет формировать «под себя» ещё две-три политсилы, которые будут исполнять разные функции. Одни — отвлекать электорат оппонентов, другие — привлекать тех, кто разочаровался «Слугой народа». Именно последние будут, своего рода, манком для верующих УПЦ. Не исключено, что во главе таких политсил могут появиться люди типа Арестовича или кого-то наименее токсичного из бывших «регионалов», исповедующих Православие.

В контексте всего происходящего мы должны четко осознавать, что Церковь, — запрещена Она или нет, — для политики это, прежде всего, электорат. Миллионы голосов, которыми разбрасываться просто так не получится. По этому, модель взаимодействия государства и Церкви сейчас формируется таким образом, чтобы отвлечь внимание одних, тем временем, не сильно задевая чувства других. Следите внимательно, возможно в ближайшее время вы, с удивлением для себя, обнаружите, что какой-нибудь Арестович, через месяц-два, «переубедит» Зеленского в его отношении к УПЦ, а происходящее сегодня спишут на «плохих бояр» из «Слуги народа». Если этот прогноз в ближайшее время будет несостоятелен, а имитация борьбы выльется в настоящие запретительные меры, то у Церкви всё равно останутся способы воздействия на процесс. Главное — не показывать страха, ведь по сути — это, наверное, последняя «шахматная партия» с государством для Украинской Православной Церкви.

Александр Ярмоленко

Предыдущая запись
Архиепископ Виктор (Коцаба): Законопроекты о запрете УПЦ станут существенным препятствием в Европейской интеграции
Следующая запись
Отошел ко Господу епископ Иннокентий (Шестопаль)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Последнее

Меню