Кент-освободитель: как представитель США религиозную свободу защищал

Тезис Кента о «решительной поддержке со стороны США религиозной свободы, свободной от внешнего влияния», высказанный им во время встречи с главой «ПЦУ», вызывает одновременно иронию и недоумение.

Во-первых, вмешательство американских чиновников в украинские церковные дела как раз и есть таким «внешним влиянием», которое принесло в Украину многочисленные религиозные конфликты и обернулось ограничением прав и религиозных свобод миллионов верующих УПЦ. Сам факт постоянных встреч американских чиновников с руководством «ПЦУ» при полном игнорировании УПЦ также является примером ее дискриминации.

Во-вторых, если Кент намекает на необходимость «освобождения» Украины от церковного влияния РПЦ, то при чем здесь ссылки на «религиозную свободу»? С точки зрения светского права каноническая связь между церковными структурами разных государств не может считаться ограничением «религиозной свободы». В этом отношении американцы раз за разом демонстрируют свою правовую безграмотность, смешивая каноническое (церковное) право с требованиями светского законодательства.

Тем более, при чем здесь «ПЦУ»? Отколовшись от УПЦ и создав отдельные от нее структуры, ни бывшая «УАПЦ», ни «Киевский патриархат» никак не зависели от РПЦ и пользовались всеми государственными гарантиями на свободу вероисповедания. В этом контексте вообще непонятно, от кого их нужно было «освобождать», если они и так делали все что хотели. Что касается УПЦ, то ее связь с РПЦ базируется на том же принципе свободы вероисповедания, который предоставляет верующим право выстраивать свои отношения по своему усмотрению, в рамках собственного канонического права. Где американцы увидели угрозу религиозной свободе украинцев со стороны РПЦ – хотелось бы услышать конкретное объяснение, а не абстрактные рассуждения.

Во-третьих, если развить логику представителей США, можно придти к выводу, что они рассматривают любые межгосударственные церковные связи в формате канонического единства как угрозу «религиозной свободе». По такой логике должны быть упразднены канонические отношения Сербской Церкви и Черногорской митрополии, Антиохийского патриархата и его ливанских епархий и т.д. Вероятно, они считают, что везде, где есть зарубежные юрисдикции Поместных Церквей нужно добиваться их независимости в форме церковной автокефалии.

Однако подобное вмешательство в церковные дела как раз и есть грубейшим нарушением религиозных свобод. Потому что канонические взаимоотношения являются внутренним делом Церкви и никак не должны зависеть от прихотей политиков, как национальных, так и зарубежных.

Если же государственные органы или политики считают, что канонические отношения Церквей каким-то образом нарушают свободу вероисповедания, то они должны предоставить конкретные примеры таких нарушений и указать под какие конкретные нормы национального законодательства они попадают.

Но вместо конкретной правовой аргументации мы слышим какие-то общие рассуждения о необходимости защиты от «внешнего влияния». А иногда политики и вовсе начинают воображать себя богословами и рассуждать о таких вопросах как «автокефалия», «томос»,  и т.д. Что, очевидно, не является компетенцией светских лиц.

Правблог

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

#УПЦ #УПЦ КП
Предложить новость
Scroll Up