Недовольство ПЦУ в Дулибах – отличный пример

Время чтения: 4мин.

Разборки в селе Дулибы Тернопольской области на тему того, почему часть селян примкнула к вновь созданной общине УПЦ, закончились закономерно – выявлением предателя. Анонимный ТГ-канал Churcher, раскрутивший эту историю, благодаря своим «читателям» выяснил, что настоятель храма ПЦУ в селе о. Нестор Чайковский мало того, что жаден и слишком много берет с прихожан, так ещё и закончил Московскую духовную семинарию и имеет брата-священника «благочинного одного из микрорайонов» в Москве.

То, что ни в Москве, ни в Московской областной епархии нет священников с такой фамилией, а в московских «микрорайонах» нет и не может быть благочиний, авторов канала не смущает.

Но при проверке в поисковике на «благочинный Чайковский» всплывает Петр Чайковский, благочинный Бахчисарайского района в Крыму, участвовавший в уговаривании украинских военных сдаться при оккупации Крыма и строитель крупного храмового комплекса в городе. С учётом того, что митрополит Лазарь (Швец) привез в Крым и сделал священниками многих тернопольских земляков, вполне возможно, что именно о нём идёт речь. Информацию о своём месте рождения Петр скрывает даже в опубликованных интервью, однако из контекста следует, что родился он в Зап. Украине.

Однако в целом для представления уровня разборок между прихожанами и духовенством в украинской провинции, случай Дулибы, это отличный и свежий пример.

Сторонники ПЦУ при её создании утверждали, что в новой церкви всё будет не как в УПЦ – от повышенного градуса патриотизма, «европейского (мирового) уровня богословия» (не смейтесь, пожалуйста), до высоких отношений между священниками и прихожанами.

Благодаря документации Churcher – мы видим, что священник, просидевший 30 лет на приходе (ранее УПЦ КП), безбожно задирает расценки на требы, не любит прихожан, оскорбляя их по признаку принадлежности к этнической группе (лемки), пугает их своим проклятием, которое подразумевает наказание смертью (так что они молчат на собрании в присутствии приехавшего по их просьбе благочинного), переехал от них подальше в районный центр, отказывается от инвестирования в храм и даже отказался освящать им свечки в храме, поскольку они денег не собрали.

В УПЦ же им обещают построить большой новый храм и прислать нормального священника. И потому значительная часть прихода ПЦУ готова туда перейти прям во сейчас.

Таким образом мы опять видим стандартную для Украины конкуренцию на рынке религиозных услуг. Если авторы письма правы, то зажравшийся и засидевшийся монополист теряет свою паству, а церковная структура, его поставившая, – свою монополию в конкретной точке. Недаром, опрошенные мною люди в епархия УПЦ признавали, что многие реально случившиеся «переходы» – это результаты конфликтов либо священников с епархией, либо крупных групп прихожан со священниками. А там, где всё и до Томоса было спокойно – и священник пользовался в селе авторитетом, так там и никакой Томос повлиять не мог даже в самых «бандеровских» селах.

То же верно и для ПЦУ – если она будет утолять кадровый голод любыми пьяницами, скандалистами и авантюристами, перебежавшими к ней из УПЦ, и не следить за тем, что творят её «отцы» на своих приходах, то соответственно «люди» пойдут туда, где им будет удобно и хорошо.

Николай Митрохин

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

Похожие публикации