Провокация в Абхазии удалась. Как минимум, частично

Время чтения: 4мин.

27 февраля в Абхазии местная т.н. «Абхазская православная церковь» (на самом деле – Сухумо-Абхазская епархия Грузинской Православной Церкви) восстановила богослужения в своих храмах.

Как мы ранее сообщали, фактический руководитель епархии иерей Виссарион (Аплиаа) неделю назад прекратил богослужения, требуя взамен на их восстановление от Русской Церкви признания возглавляемой им структуры как части РПЦ. Напомним, что Абхазия является канонической территорией Грузинской Православной Церкви (ГПЦ), но ее Сухумо-Абхазская епархия фактически вышла из подчинения и требует обособления от ГПЦ. В свою очередь, Русская Церковь, в силу кризисной церковной ситуации в Абхазии, вынуждена оказывать помощь местному клиру и мирянам, которым в противном случае грозит лишение Святых Таинств. Но при этом РПЦ признает данную территорию исключительно территорией ГПЦ, о чем ранее заявляли и Патриарх Кирилл, и глава ОВЦС митрополит Иларион.

Однако сейчас иерей Аплиаа утверждает в абхазских СМИ, что «Московский патриархат будет нам помогать в нашей самостоятельной позиции. Российская православная церковь будет поддерживать становление автономной церкви в Абхазии, говорить об автокефалии еще рано, сначала надо восстановить автономию. У нас идет восстановление абхазского католикосата, это процесс очень долгий, кроме России на Кавказе никто не восстанавливал православие».

О какой автономии идет речь – остается не ясным. Автономии в составе РПЦ? Но едва ли РПЦ пойдет на столь неканонический шаг, нарушая границы братской Церкви и дискредитируя себя в православном мире шагами, подобными тем, которые совершил Константинопольский Патриархат на Украине.

Может быть, речь идет об автономии в составе ГПЦ, предоставлению которой РПЦ намерена содействовать в качестве посредника? Никак не противоречат этому и слова о. Виссариона: «Для восстановления автономной Абхазской православной церкви Московский патриархат окажет помощь в организации служб на абхазском языке, для чего в России будет издаваться специальная литература, наладят работу переводческой комиссии, Абхазия будет получать церковную утварь и многое другое».

В помощи утварью и переводами ничего плохого нет – одна польза.

Но Аплиаа опровергает версию об автономии в составе ГПЦ:

«По словам иерея, самое главное, чтобы Абхазию не связывали с Грузинской православной церковью. «Этого мы добились. Конечно, грузины будут не согласны, но мы сами внутри Абхазии должны быть в единстве и это самое главное. Тогда наш вопрос будет решаться легко, потому что и Москва не может понять хотим мы Константинополь или восстанавливать православие с ними», — сказал он».

Ситуация, из-за неполноты информации, выглядит, как очередной шантаж РПЦ по формуле: «Если вы не отзоветесь, мы напишем на Фанар». Вместе с тем, у Фанара уже есть в Абхазии свои сателлиты – т.н. «Священная митрополия Абхазии», возглавляемая штатным греческим клириком архимандритом Дорофеем (Дбаром), запрещенным в служении в РПЦ.

Не идет ли сложная игра на объединение двух этих организаций под эгидой Фанара? Или речь только о шантаже РПЦ этой угрозой?

Как бы там ни было, но грузинские либеральные СМИ уже подхватили слова Аплиаа. Какие бы цели ни ставили перед собою абхазские организаторы этого сценария, но их интересы (при всей противоположности) совпадают с грузинскими националистами и либералами: представить ситуацию, как согласие РПЦ на церковную аннексию Абхазии, вбить клин между Русской и Грузинской Церквями, повысить уровень антироссийских настроений в грузинском обществе. Провокация явно выгодна профанарским и проамериканским силам в Грузии, стремящимся склонить ГПЦ к признанию украинских раскольников и действиям в фарватере интересов Константинополя.

Лабарум. Сим победиши

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

Похожие публикации