Североамериканская митрополия после Русской революции (часть первая)

Гражданская война в России, переросшая в большевистские гонения на Церковь, не могла не сказаться на ситуации в Североамериканской митрополии Русской Церкви. Первой значимой проблемой стала невозможность принятия кадровых и организационных решений. Связь с Московским Патриархом Тихоном временами была затруднена, а часто просто невозможна из-за арестов Патриарха.

Второй сложностью стали отношения с другими Поместными Церквями, которые, одна за другой, открывали свои приходы и епархии на территории Митрополии.

Не упрощало ситуацию и разделение в самой Русской Церкви, из эмигрировавших епископов и священников которой была сформирована Русская Православная Церковь за границей (РПЦЗ), которая вскоре разорвала административные связи с Московской Патриархией. РПЦЗ попробовала взять на себя бразды управления в Североамериканской митрополии, что привело к принципиальным разногласиям. Освобожденный из заключения Патриарх Тихон, под давлением большевиков, вынужден был требовать от руководства Североамериканской митрополии отказа от критики Советской власти, так как это ставило РПЦ под еще больший удар. Находящиеся внутри СССР епископы и священники, которые решили не бросать свою паству, не могли себе позволить той свободы слов и действий, как их зарубежные собратья.

В итоге Детройтский собор в марте 1924 года провозгласил «временное самоуправление» Митрополии до тех пор, пока не произойдет нормализация ее отношений с Матерью-Церковью и не будет созван новый Собор РПЦ. Подобный статус-кво сохранялся до приезда в 1933 году в США представителя РПЦ архиепископа Вениамина (Федченкова), задачей которого было получение от главы Митрополии митрополита Платона подписки о недопущении впредь антисоветских высказываний со стороны духовенства. Резкие высказывания в адрес Советской власти американского духовенства служили поводом для новых гонений на РПЦ в России. В свою очередь, американское духовенство считало делом своей совести свидетельствовать миру о страшных гонениях на Церковь в СССР. Данный вопрос неизбежно должен был завести в тупик переговоры между Митрополией и Патриархией. В результате архиепископу Вениамину пришлось вернуться в Москву без расписки митрополита Платона, получив его однозначный отказ.

Московская Патриархия оказалась в сложном положении, при котором бездействие, как и сотрудничество с Североамериканской митрополией, могло привести к новым арестам и расстрелам духовенства и епископата.

В итоге 16 августа 1933 года заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий и Временный синод РПЦ постановили предать митрополита Платона суду архиереев с запрещением в священнослужении впредь до раскаяния или до церковно-судебного о нём решения. При этом приходы, согласные принять правила воссоединения Патриархии, были присоединены к ней на правах Экзархата.

Ввиду этих обстоятельств новый глава Североамериканской митрополии митрополит Феофил (Пашковский) в 1935 году согласился принять власть Архиерейского синода РПЦЗ, сохраняя за собой внутреннюю автономию. К концу тридцатых годов Североамериканская митрополия насчитывала 8 епархий, 330 приходов, около 400 тысяч верующих.

Лабарум. Сим победиши

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

#УПЦ #УПЦ КП
Предложить новость