Отношение к проблеме разделения в православном мире на примере Сербии и Катара

Время чтения: 7мин.

После избрания Сербского Патриарха прошло пару дней. Мы внимательно просматривали сербские СМИ эти дни, чтобы найти в них какое-то отражение процессов, связанных с расколом в православном мире, анализ возможных изменений позиций Сербской Православной Церкви (СПЦ) в вопросе взаимоотношений с РПЦ или Фанаром. Ведь для нас, помимо братских чувств к Сербской Церкви, важен вопрос именно этот? Признают ли украинский раскол? Примут ли сторону Фанара?..

Но нет.

Главная тема сербских СМИ: отношение нового Патриарха к проблеме Косово. Как именно поведет себя Сербская Церковь, если Вучич пойдет на компромисс в косовском вопросе? Как вообще Церковь будет взаимодействовать с властью?

Все абсолютно логично: сербы уделяют своим внутренним вопросам гораздо большее значение, чем иным. Более того, даже вопросы северо-македонского раскола или черногорского раскола нашли лишь поверхностное отражение в информационной повестке выборов нового Предстоятеля.

Поэтому нужно учесть: проблема разделения православного мира актуальна сегодня для нас в РПЦ и УПЦ и для фанариотов с их украинскими сателлитами. Частично ее актуальность очевидна для тех Церквей, в которых признание «ПЦУ» состоялось и возник внутренний разлом: для Элладской и Кипрской Церквей. Для остальных этот вопрос важен, но не выше третьестепенного в их повестке. Более того, в их отношениях с РПЦ и Константинопольским Патриархатом есть вопросы более значимые в их собственных глазах.

Теоретически, так быть не должно. Позиция Фанара грозит изменением экклезиологии, утратой Церквями их независимости, девальвацией значения церковных Таинств (в первую очередь Таинств священства и Евхаристии), последующим постоянным вмешательством Фанара в их внутренние дела и диктатом в них. Потенциально возникает риск унии. Нужно ли это Поместным Церквям? Но очевидно, что угроза не осознается в полной мере. А значит, мы не смогли донести им ее реальность, значит, наши аргументы воспринимаются, как ангажированное сгущение красок, как преувеличение значимости возникшей проблемы, как спор о территории…

И действительно, а многие ли из нас считают важным разрыв общения между Антиохийской и Иерусалимской Церквями из-за Катара? Что мы делаем, чтобы помочь союзным Церквям в решении этой проблемы? Ведь версий компромисса могло бы быть немало.

Но если бы РПЦ удалось уврачевать эту рану православного мира – это было бы большим достижением. Ведь эта проблема мешает сегодня единству дружественных нам Церквей, нанесла ущерб Амманской встрече… А ее решение уврачевало бы рану, существенно укрепило бы наши связи с этими Церквями и авторитет РПЦ.

Но для нас эта проблема столь «значима», что ее даже нет в списке актуальных проблем в итоговых опросах за 2020 год, а половина достаточно эрудированных читателей нашего канала о ней даже не знает. Можно предположить, что в масштабах РПЦ о ней информированы процентов десять.

Да, это разные споры по своей природе, по своему значению, по своим последствиям. Но тем не менее, создается впечатление, что для большинства Церквей отношение к разрыву между РПЦ и Фанаром подобно нашему отношению к разрыву Иерусалима и Антиохии.

Более того, есть еще одна аналогия: мы же знаем, кто прав в катарской истории. Но не хотим ссориться со второй стороной, считая мирные отношения более важными. Примерно из этого же посыла исходят и другие Поместные Церкви, оценивая наш конфликт с Константинополем. Даже выразив неприятие действий Фанара на Украине, они все равн

После избрания Сербского Патриарха прошло пару дней. Мы внимательно просматривали сербские СМИ эти дни, чтобы найти в них какое-то отражение процессов, связанных с расколом в православном мире, анализ возможных изменений позиций Сербской Православной Церкви (СПЦ) в вопросе взаимоотношений с РПЦ или Фанаром. Ведь для нас, помимо братских чувств к Сербской Церкви, важен вопрос именно этот? Признают ли украинский раскол? Примут ли сторону Фанара?..

Но нет.

Главная тема сербских СМИ: отношение нового Патриарха к проблеме Косово. Как именно поведет себя Сербская Церковь, если Вучич пойдет на компромисс в косовском вопросе? Как вообще Церковь будет взаимодействовать с властью?

Все абсолютно логично: сербы уделяют своим внутренним вопросам гораздо большее значение, чем иным. Более того, даже вопросы северо-македонского раскола или черногорского раскола нашли лишь поверхностное отражение в информационной повестке выборов нового Предстоятеля.

Поэтому нужно учесть: проблема разделения православного мира актуальна сегодня для нас в РПЦ и УПЦ и для фанариотов с их украинскими сателлитами. Частично ее актуальность очевидна для тех Церквей, в которых признание «ПЦУ» состоялось и возник внутренний разлом: для Элладской и Кипрской Церквей. Для остальных этот вопрос важен, но не выше третьестепенного в их повестке. Более того, в их отношениях с РПЦ и Константинопольским Патриархатом есть вопросы более значимые в их собственных глазах.

Теоретически, так быть не должно. Позиция Фанара грозит изменением экклезиологии, утратой Церквями их независимости, девальвацией значения церковных Таинств (в первую очередь Таинств священства и Евхаристии), последующим постоянным вмешательством Фанара в их внутренние дела и диктатом в них. Потенциально возникает риск унии. Нужно ли это Поместным Церквям? Но очевидно, что угроза не осознается в полной мере. А значит, мы не смогли донести им ее реальность, значит, наши аргументы воспринимаются, как ангажированное сгущение красок, как преувеличение значимости возникшей проблемы, как спор о территории…

И действительно, а многие ли из нас считают важным разрыв общения между Антиохийской и Иерусалимской Церквями из-за Катара? Что мы делаем, чтобы помочь союзным Церквям в решении этой проблемы? Ведь версий компромисса могло бы быть немало.

Но если бы РПЦ удалось уврачевать эту рану православного мира – это было бы большим достижением. Ведь эта проблема мешает сегодня единству дружественных нам Церквей, нанесла ущерб Амманской встрече… А ее решение уврачевало бы рану, существенно укрепило бы наши связи с этими Церквями и авторитет РПЦ.

Но для нас эта проблема столь «значима», что ее даже нет в списке актуальных проблем в итоговых опросах за 2020 год, а половина достаточно эрудированных читателей нашего канала о ней даже не знает. Можно предположить, что в масштабах РПЦ о ней информированы процентов десять.

Да, это разные споры по своей природе, по своему значению, по своим последствиям. Но тем не менее, создается впечатление, что для большинства Церквей отношение к разрыву между РПЦ и Фанаром подобно нашему отношению к разрыву Иерусалима и Антиохии.

Более того, есть еще одна аналогия: мы же знаем, кто прав в катарской истории. Но не хотим ссориться со второй стороной, считая мирные отношения более важными. Примерно из этого же посыла исходят и другие Поместные Церкви, оценивая наш конфликт с Константинополем. Даже выразив неприятие действий Фанара на Украине, они все равно не идут дальше, по-христиански желая сохранить мир.

Но трагизм ситуации в том, что мир уже нарушен и от этого страдают люди, страдает и чистота Православия.

Вероятно, разрешиться эта ситуация может лишь в одном из двух случаев: или мы поймем, как донести до понимания в других Поместных Церквях всю глубину сегодняшней проблемы, или Фанар сам сотворит нечто такое, что сделает более очевидным его отступление.

Лабарум. Сим победиши

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

 

 

Читайте также