Воспоминания участников Харьковского Архиерейского Собора

Харьковский Собор 1992 сыграл судьбоносную роль в истории Украинской Православной Церкви. На пятую годовщину Собора, его участники прокомментировали сложившуюся ситуацию.

Воспоминания участников Харьковского Архиерейского Собора

Антоний, митрополит Черниговский и Нежинский:

— «Это есть смертельный грех – властолюбие. Желание власти у человека преобладает над всеми добродетелями, его верой, чувством правды и справедливости. Властолюбие ставит человека на путь, который не ведет в рай, а ведет в ад. К сожалению, эта духовная болезнь была присуща бывшему экзарху Филарету. Он надеялся быть патриархом всея Руси …

Когда эти надежды не оправдались, большая обида на весь мир закипела в его сердце и начали складываться коварные планы о другом пути – как стать патриархом в Украине …

На Собор в Харькове приехали все 20 архиереев Украинской Православной Церкви (кроме Якова Панчука) и единогласно проголосовали за нового Предстоятеля УПЦ – митрополита Владимира …

Что принес нам этот Собор? Он спас нашу Церковь. Спас от страшного раскола. Иначе Филарет потянул бы всех за собой в тот ад …

Я хочу предостеречь людей, которые после безбожного запустения возвращаются к вере, к святой Церкви, чтобы они не попали в ловушку раскола, не пошли в заблуждение это …

Поэтому мы, пастыри, должны быть истинными светильниками, на горе стоящими, а люди тогда узнали бы тот свет и держались бы веры предков своих».

Феодосий, митрополит Полтавский и Кременчугский:

— «… Будучи запрещенным в священнослужении в 1992 году на Харьковском Архиерейском Соборе, Филарет продолжал служить и даже рукополагать для себя архиереев – готовил свои собственные кадры.

Так было положено начало филаретовской секте, которую теперь-то он именует Киевским Патриархатом …

В свое время, выступая против атеистической власти, я жертвовал собой ради Церкви. Филарет же делает наоборот: он Церковь приносит в жертву своему мизерному земному благополучию. Он предпочитает хоть в аду, и все же сидеть в патриаршем куколе. Если бы я был на его месте, я взял бы лопату, пошел на Киевскую гору, выкопал бы там пещеру, такую, которая была у святого Антония, залез в нее и плакал день и ночь, прося у Бога прощения. Потому что есть чего плакать, ведь грех Филарета не рядовой, это – грех вселенский.

Но Филарет не плачет, пещеры не копает и не раскаивается. Сатанинская злоба, гордость, непомерное честолюбие ослепили глаза, и он уже ничего не видит, кроме своего собственного куколя и «ненавистной Москвы» …

Главной ошибкой Филарета является то, что он во имя Бога идет против Бога. И жаль, что он сам этого не замечает.

Филарета за его грехи, обман, клятвопреступление, озлобление Архиерейский Собор лишил священного сана, и он теперь уже простой мирянин, он сегодня просто Михаил Денисенко. Он и его духовенство после этого акта проклятия не имеют права рукополагать, крестить, хоронить умерших, причащать верующих, потому что все эти действа у них незаконные, безблагодатные и, более того, – греховные … ».

Иларион, архиепископ Херсонский и Таврический (ныне митрополит Донецкий):

— «Пять лет назад, в апреле, стало известно, что в Харькове должна состояться встреча архиереев. Стоял вопрос о том, чтобы мы Церковь не погубили, а отстаивали ее в русле святых канонов …

Я собрал епархиальный совет, и все духовенство решило, что я должен ехать в Харьков. Это было не только мое личное решение, а голос моей паствы, голос Церкви, и я это понял …

Когда в Харькове собрались уже все архиереи Украины и начался Собор, Филарет проводил в Киеве так называемое Всеукраинское совещание, на которое ни один архиерей не поехал …

Следует заметить, что мы трижды обращались к Филарету с просьбой приехать и принять участие в Соборе. Мы не хотели, чтобы он оставался вне Церкви. Но он отказался, понимая, что раз мы не поехали в Киев, то не будем поддерживать его противоцерковные намерения …

Председательствовал на Соборе владыка Никодим, старший по хиротонии. Выборы нового Предстоятеля Церкви были на альтернативной основе. Каждый епископ имел право предложить три кандидатуры. На втором этапе из 18 голосов уже 16 были за митрополит Владимир (Сабодана). Владыка Владимир как раз был в командировке в Финлядия и ничего не знал. Мы обратились к Патриарху с просьбой, чтобы он отпустил владыку Владимира на родную землю, ибо того желал украинский народ, того желала вся полнота Церкви, то было Божье благословение, воля Божья …

Когда мы выбрали Блаженнейшего Митрополита Владимира, мы все почувствовали, что Церковь спасена, что она не сирота, имеет своего Пастыря, что имеет свой форпост. Была какая-то духовная радость, похожая на ту, когда человек исповедуется и после исповеди выходит очищенным. У меня и у всех было такое чувство – очищение от скверны …

Харьковский Собор имеет историческое значение. Он стал тем оплотом, той стеной, которая защитила Церковь от раскола. То, что откололось с Филаретом, это сухие, безжизненные ветки. Собор показал, что мы едины, что не ошиблись против канонов Вселенских Соборов, Правил святых отцов, сохранили чистоту Православия, в котором есть спасение …

Вы знаете, один епископ сказал о Филарете так: «У него дьявол учится строить козни роду человеческому». То есть, вот какое коварство живет в этом человеке и сегодня. И не случайно его предано анафеме …

Кстати, еще жива мать Филарета, она живет в селе моей епархии и ходит исповедоваться к нашему священнику. Поэтому раскол – это трагедия. Но с Божьей помощью он будет устранен. Я верю в это».

Агафангел, митрополит Одесский и Измаилский:

— «Собор проходил в тяжелых условиях, так как из Киева постоянно звонили, из кабинета Президента Кравчука угрожали, и постоянно навязывалась мысль, что Собор не будет признан действительным, законным …

Мне эти условия были хорошо знакомы, поскольку я был депутатом Верховной Рады, участвовал в сессиях, даже когда тот же Филарет мне это запрещал, и я хорошо видел и чувствовал политическую расстановку сил, понимал, что Филарет попытается вывести в политическое русло, которое ей чуждо по самой духовной природой …

С кабинета Кравчука откровенно предлагали компромиссное решение: избрать владыку Никодима, но ни в коем случае не митрополита Владимира (Сабодана). И вовсе не потому, что он был на другой кафедре Православной Церкви, а потому, что Филарет знал: авторитет этого человека в православном мире – и не только в России, но и в Европе, Америке – очень велик …

Когда встречали Митрополита Владимира на Киевском вокзале пять лет назад, радость была как на Пасху. Люди пели: «Христос воскресе из мертвых», что свидетельствовало о признании народом своего пастыря, не наемника, который, по евангельскому слову, не убегает, увидев волка, не кидает стадо, но защищает его и готов за него умереть».

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

#УПЦ #УПЦ КП
Предложить новость
Scroll Up