Иерарх УПЦ о ПЦУ: Порошенко применил схему бизнес-структуры в церковной плоскости

При создании ПЦУ в 2018 году у Администрации Президента была программа перевода общин УПЦ и давления на архиереев и священников для «перехода» в новую структуру. Они взяли на вооружение схему бизнес-структуры, которую намеревались применить в церковной плоскости. Заставляли менять приходские уставы, чтобы в случае ликвидации все имущество перешло к Константинопольскому патриархату. Об этом рассказал в интервью для радио Белградо-Карловацкой Архиепископии Сербской Православной Церкви митрополит УПЦ Винницкий и Барский Варсонофий.

Он пояснил: «Винница была, скажем так, эпицентром. Понятно, что и в Киеве эти события происходили, но, если брать регионы Украины, то Винница — один из плацдармов, на котором бывший президент Порошенко решил испытать схемы перевода храмов новой структуры, которую они называют церковной. Здесь был своеобразный испытательный полигон. В администрации президента была программа перевода общин УПЦ и давления на архиереев и священников для перехода в новую структуру. Они взяли схему бизнес-структуры, которую намеревались применить в церковной плоскости.

Но они не учли, как говорил Блаженнейший, то, что Церковь, как организм, состоит из верующих и верующие ни на что не променяют самое ценное — верность Христу. Им не удалось реализовать свой проект целиком. Но, начиная с конца декабря 2018 и в течение всего 2019 года, имели место очень серьезные попытки.

Давление на священнослужителей происходил еще до их собора. В Виннице бывший митрополит Симеон к этому готовился, оказывалось давление на священников, чтобы они переходили на новый стиль. Также заставлял менять приходские уставы, чтобы в случае ликвидации все имущество перешло к Константинопольскому патриархату.

Тогда еще многие священники не понимали этого, но потом стало ясно, что это была подготовка. Также имело место давление на священнослужителей со стороны городских властей, их вызвали, убеждали перейти в новую структуру, обещали помощь. В общем — хотели купить священников. Но, слава Богу, священники остались верными. Перешло где-то двадцать священников, которые напрямую зависели от бывшего правящего архиерея. Все остальные, а это около 260 священников, остались верными Христу, несмотря на притеснения местных властей. Каждый руководитель должен был отчитываться сколько в его регионе перешло священнослужителей.

Они давали такой отчет. Когда я встретился с председателем областной государственной администрации, он сам сказал, что этот план провалился. Планировалось, что в течение декабря тридцать, потом пятьдесят, а к Пасхе и семьдесят процентов храмов будут отобраны и столько же священников перейдет. Они поняли, что их план не сработал, несмотря даже на антиконституционные законы. Один из этих законов требовал перерегистрации всех наших общин, по сей день мы судимся, это дело дошло до Конституционного суда. Второй закон — рейдерский — предусматривает, что перерегистрация происходит голосованием жителей села, то есть в голосовании о судьбе прихода могли участвовать и нецерковные люди, которых нередко свозили из другой местности. И таким незаконным образом отбирались храмы. В Украине так было отобрано более двухсот церквей. У нас в епархии было жарко, происходило очень сильное давление со стороны всех административных структур на священников, на меня лично».

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

 

Читайте также