Американская партия Константинополя

В контексте нарастающей агрессивной и антиканонической политики Константинопольского патриархата ранее озвученный тезис о том, что Фанар планирует создать в США подконтрольную себе поместную (не путать с автокефальной) Церковь, которая бы объединила существующие в стране юрисдикции, базируется на следующем:

  1. Архиепископ Элпидофор (Ламбриниадис) вскоре после своего назначения главой Архиепископии в одном из интервью осенью 2019 г. заявил, что «мы должны развивать православие в США с позиций того, что мы не являемся более диаспорой. Нам нужно стать поместной американской православной церковью». В подобном ключе уже в 2020 г. высказывался Джордж Демакопулос, глава Центра исследований православного христианства Фордэмского университета (США) и один из наиболее публично активных представителей греческой православной диаспоры США. Причём акцент ставился на том, что объединённая поместная Церковь должна обязательно быть под главенством Константинополя.
  1. Планы о создании «Всеамериканской церкви» Фанар вынашивает ещё с 50-х гг. прошлого века. В 1960 г. было создано Постоянное совещание канонических православных епископов в США (SCOBA), которое рассматривалось Константинополем как основа будущего всеамериканского синода. Уже тогда глава Архиепископии и инициатор создания SCOBA архиепископ Иаков (Кукузис) получил от Константинопольского патриарха Афинагора (Спиру) поручение работать над созданием административно объединенной Православной Церкви на Североамериканском континенте.

Одной из причин, по которым данным планам греков не суждено было сбыться в 1960-е гг., было то, что эту идею не поддержали русские патриаршие приходы в США, в частности экзархи митрополит Иоанн (Вендланд) и его преемник архиепископ Ионафан (Кополович).

Что касается автокефалии, которую РПЦ предоставила Православной Церкви в Америке в 1970 г., то здесь не все так однозначно. Этот шаг со стороны Московской патриархии не был вызван стремлением, как пишут коллеги, «прекратить абсурдное нарушение канонов в виде различных диаспорных юрисдикций». Дело в том, что это была вынужденная мера на фоне осложненных отношений с Североамериканской митрополией, которая искала пути урегулирования своего канонического статуса (в том числе посредством Фанара). Иными словами, если бы этого не сделали мы, то, скорее всего, крупнейшая часть русского церковного зарубежья в США вошла бы в юрисдикцию Константинопольского патриархата (например, на правах автономии).

Не стоит также забывать, что после 1970 г. патриаршие приходы остались в юрисдикции РПЦ. И речь не только о их нежелании переходить в ПЦА, но и о удержании их от такого шага со стороны Московского патриархата. Кроме того, как известно, РПЦ продолжила имущественные споры с ПЦА.

Однако даже если предположить, что мотивация РПЦ в предоставлении автокефалии ПЦА сводилась к желанию преодолеть в США канонический беспредел, то, спустя полвека следует отметить, что метод, возможно, был выбран не вполне верный. Поскольку независимость была предоставлена не всей церковной полноте на данной территории, а лишь некоторой ее части. Вспомним, что об автокефалии как средстве преодоления разделения и достижения единства не так давно громко кричали украинские раскольники всех мастей. И этот метод нельзя назвать канонически безупречным.

Центр Хризма

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

Share on print
Share on email
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on facebook
Подписывайтесь на наши соцсети TelegramFacebook

Читайте также

Свежие записи

Scroll Up