Старые песни о главном: где хранится ключ к новой унии между Константинополем и Римом?

Время чтения: 3мин.

В православном телеграм-сообществе заново обсуждается тема унии между Римской церковью и Константинопольским Патриархатом (КП), между украинскими униатами и раскольниками из «ПЦУ». Виной тому новое упоминание одного из представителей «ПЦУ» Андрея Дудченко. На самом деле, не сказано ничего нового. Ровно те же самые вещи про «объединение ПЦУ и УГКЦ после восстановления евхаристического общения между Константинополем и Римом» спикеры как Фанара, так и «ПЦУ» с УГКЦ произносят уже два года.

И мы лишь повторим тезис, который утверждали и ранее. Который еще не в полной мере осознан в нашей Церкви, и мало воспринят в остальных Поместных Православных Церквях. В чем, очевидно, ключевая наша недоработка. Тезис этот в следующем: ключ к новой унии КП и Рима сегодня в руках предстоятелей девяти Поместных Церквей: Иерусалимской, Антиохийской, Грузинской, Сербской, Румынской, Болгарской, Албанской, Польской, Чешской. (Есть еще Американская, но так как ее не признает Константинополь, то и выбора у нее особого нет).

Томос об автокефалии т.н. «Святейшей церкви Украины» – это не просто переписка между некими иерархами Стамбула и Киева. Это экклесиологический документ, принятый Синодом КП, что фактически равнозначно его соборному решению. А признание томоса другими Поместными Церквями фактически означает ратификацию этого решения.

Томос гласит: «Для решения значимых вопросов церковного, догматического и канонического характера следует Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины от имени Священного Синода своей Церкви обращаться к нашему Святейшему Патриаршему и Вселенскому престолу, стремясь получить от него авторитетное мнение и твердое взаимопонимание». Как мы видим, Дудченко прав: сама по себе «ПЦУ» никаких подобных решений принимать не может. Более того – не может и вместе с Константинополем. Он сам примет их. Ее роль – лишь спрашивать «авторитетное мнение».

Но на самом деле вся суть заключается не в правах/обязанностях самой «ПЦУ», а всех Поместных Церквей:

«Проясняем к выше сказанному, что автокефальная Церковь Украины признает главой Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский престол, как и другие патриархи и предстоятели».

Как мы видим, признание данного томоса влечет за собою и признание Патриарха Константинополя в качестве «главы Церкви». Христу в фанарской экклесиологии остается место лишь Главы символического, так как практические функции переходят к главе Константинопольской Церкви…

Теперь смотрим на практическую часть происходящего: предстоятели Александрийской, Элладской и Кипрской Церквей признали не только автокефалию украинских раскольников, не только монополию Фанара «давать и забирать автокефалии», не только право односторонне менять границы Церквей, не только благодатность раскольничьих «хиротоний», они признали верховную власть Фанара, его право безапелляционной интерпретации канонов и более того, право своим решением заменять не только решения Соборов, но сам благодатный огонь Пятидесятницы – благодать Церкви, а значит и «уточнять» догматы, подменяя их смысл. Ведь догмат о Церкви уже «уточняется» Константинополем, а в угоду ему уже фанарские богословы «уточняют» и догмат о Троице…

Если украинский томос признает большинство Поместных Церквей, то тем самым будет признано и право КП определять догматические решения и вопросы евхаристического общения с Римским Папой. И тогда, как и ранее в истории, когда Константинополь уже впадал в ереси и заключал унии, Православие останется в тех Церквях, которые не признают этого решения.

Лабарум. Сим победиши

«Следите за нами в Telegram https://t.me/antiraskol».

Похожие публикации