Что будет после смерти Сербского Патриарха Иринея?

Время чтения: 4мин.

Шахматные партии на доске церковной дипломатии и совсем нецерковной геополитики уже просчитаны. И Фанару, и США нужен контроль над Сербской Православной Церковью (СПЦ). Если не контроль, то хотя бы усиление влияния, охлаждение отношений между РПЦ и СПЦ, признание сербами украинской раскольничьей «ПЦУ» и приоритетных прав Фанара в православном мире.

Пытаться сыграть свою партию американцы с фанариотами будут как на стадии подготовки и выборов нового Сербского Патриарха, так и после них.

Сербская Церковь важна. По сути, это вторая по влиянию Церковь, после Русской, среди негреческих Церквей. И первая по влиянию на Балканах, каноническая юрисдикция которой распространяется на Сербию (конечно, включая Косово), Боснию и Герцеговину, Хорватию, Словению, Черногорию, Северную Македонию (в которой она находится в гонимом положении). Более того, Сербская Церковь – самый явный союзник Русской Церкви: она одна из двух Поместных Церквей, соборно закрепившая неприятие украинского раскола, выразившая неприятие папистских претензий Фанара, сохранившая за собой свою зарубежную диаспору и самостоятельно варящая священное миро.

Какие рычаги влияния на СПЦ есть у Фанара и американского Госдепа? Попробуем проанализировать:

  1. Традиционные политические рычаги воздействия через сербские власти. Белград, сохраняя дружественные отношения с Россией, стремится находить модели взаимодействия и на Западе: в ЕС и США.
  1. Либеральное крыло сербского епископата. По нашим данным, особым влиянием оно не пользуется. Но традиционно во всех Поместных Церквях либеральное крыло занимает профанарскую позицию.
  1. Либеральные силы, включая масс-медиа, в светском сербском обществе. Достаточно существенный фактор в других вопросах, но мало влияющий на саму Церковь, как показывает практика.
  1. Возможность Фанара давить на сербский епископат вопросом северо-македонского раскола. Собственно, что Фанар делал и раньше: шантажировал СПЦ признанием раскольников, выторговывая лояльность в других вопросах. При Патриархе Иринее этот шантаж ничего Фанару не дал, кроме негатива с сербской стороны. Но нельзя исключать изменения ситуации.
  1. Еще один удобный для Фанара вопрос: черногорский раскол. Пока, конечно, это слабая карта. Президент Джуканович, рьяный сторонник раскольников, потерял на последних выборах контроль над парламентом и правительством, но тем не менее остался президентом. Причем, похоже, что его ненависть к Сербской Церкви от поражения лишь возросла. Кроме того, как мы помним, недавно умер черногорский митрополит Амфилохий, бывший главным противником Джукановича в Черногории и основным двигателем церковного сопротивления.
  1. Косово и положение СПЦ в нем. Это вопрос, прямо зависящий от американского влияния на данной территории.
  1. Также в сфере американских инструментов влияния оказываются епархии СПЦ в США и Канаде. Значимость этого фактора не стоит преувеличивать, но не стоит и сбрасывать со счетов.
  1. В СПЦ есть определённые проблемы в Тимокской Краине, где на ее территории ведет свою деятельность Румынская Церковь, что является предметом напряжения отношений между двумя Церквями. Позиция Фанара в данном вопросе также является удобной разменной монетой для торга с Белградом.

Что же есть с нашей стороны?

Консервативная часть епископата СПЦ. Многовековые связи и сотрудничество наших Церквей и народов. Понимание значительной частью Сербской Церкви, что если сейчас пытаются разорвать на части Русскую Церковь, то это же неизбежно ожидает и Церковь Сербскую. А самое главное – Христос, Который с нами «во все дни до скончания века» (Мф 28:20). Это самое главное преимущество.

Лабарум. Сим победиши

Читайте также