Ограничение территорией Украины является «односторонним пожеланием» главы Фанара, – Европейский деканат УПЦ КП

Время чтения: 11мин.

ЕВРОПЕЙСКИЙ ДЕКАНАТ относительно статуса каноничности верующих Киевского патриархата за границей после предоставления Томоса об автокефалии.

Поскольку до сих пор не прекращается давление на верующих Киевского патриархата, как в Украине, так и за ее пределами, то есть на паству, за которую ответственен патриарх Филарет, считаем целесообразным напомнить о начальных событиях и документах, а именно, что Константинопольским патриархатом был восстановлен патриарх Филарет со всем клиром в каноническом общении: «Таким образом, вышеупомянутые (Филарет и Макарий) были КАНОНИЧЕСКИ восстановлены в их иерархическом или священническом звании, и их верующие были восстановлены до общения с Церковью», – указано в официальном документе Константинопольского патриархата.

Тем самым, И БЕЗ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ТОМОСА, патриарх Филарет со всеми клириками и верным, а значит весь бывший Киевский патриархат были «ДЕ ЮРЕ» признанными со стороны Вселенского патриархата КАНОНИЧЕСКИМИ!

В случае потери этого признания все действия Константинопольского патриархата касательно Украинской Автокефалии и Томоса оказались бы лишь ФАРСОМ, а точнее, «малопристойным комедийным зрелищем». Также все епископы и духовенство ПЦУ для канонического православния не могли бы рассматриваться клириками, а лишь простыми мирянами.

На основании этого признания, а также возвращения территории современной Украины под юрисдикцию Константинопольского патриархата путем отмены юридического обязательства Синодальной грамоты 1686 г., был созван объединительный собор 15 декабря 2018 года, на котором была создана новая церковная структура под названием ПЦУ, и избран предстоятелем митрополит Епифаний. Патриарх Филарет остался в статусе почетного патриарха с правами постоянного члена Синода и управляющего Киевской епархией и так далее.

Но и почетный патриарх – все еще патриарх, а раз есть патриарх, значит есть ПАТРИАРХИЯ!

В этом случае восстановление в канонических правах патриарха Филарета вместе со всеми клириками и верными являлось не помилованием за какие-то вины, поскольку «оказались в расколе не по догматическим причинам», а справедливым и необходимым шагом со стороны Константинопольского патриархата для предоставления Автокефалии, поскольку лишь канонически признанная церковь могла получить конечный документ (Томос).

В процессе развития событий очень странным стало поведение митрополита Епифания, который сразу после своего избрания на должность предстоятеля ПЦУ, до этого получив хиротонию от патриарха Филарета и автоматическую легализацию через реабилитацию его канонического статуса, прекратил с ним общение. Мало того, шаг за шагом лишал его полномочий и приходов, будто имел на это право, несмотря ни на какие каноны Церкви. Очевидно, все эти поступки морально низкого сорта случились из-за конфликта власти и интересов, или просто неискренности в предыдущих отношениях со своим архиереем и патриархом.

Далее, как оказалось 6 января 2019 г., когда был вручен Томос, новообразованная ПЦУ получила многочисленные ограничения, из которых существенным был пункт: «не может ставить епископов или основывать приходы за границами государства; уже существующие с нынешнего времени подчиняются, согласно порядку, Вселенскому Престолу, который имеет канонические полномочия в Диаспоре, потому что юрисдикция этой Церкви ограничивается территорией Украинского Государства».

Поскольку не было предварительного согласования этого условия и не существовало механизма его реализации, оно может рассматриваться не более, чем одностороннее пожелание Константинопольского патриарха, что, за исключением Греческой Православной Церкви, не является свойственным ни для одной Автокефалии.

Со всем тем, оно стало причиной для внутрицерковного конфликта, потому что отделили украинцев тех, что в Украине, от тех, что за ее пределами и по сути – изолировали. Оно не отвечает тем «благим намерениям объединения православных» и являет собой чисто политическое без духовных оснований требование, поскольку народ Украины проживает не только на территории Украины. С согласно 34-му апостольскому правилу, своего первого Епископа имеет право иметь «каждый народ», а не каждое государство.

Все приходы и духовенство за границей, за исключением, наверное, лишь Российского Экзархата, принадлежали непосредственно патриарху Филарету. Относительно Европейского Экзархата, то тогдашний экзарх был лишь на правах и.о. (исполняющего обязанности) и лишь с разрешения патриарха мог отдавать приказы. Управляющим епископом являлся патриарх лично.

Итак, украинцы по всему миру, которые хотели бы наконец принадлежать своей Церкви, как это и привычно для каждой канонической автокефальной церкви, лишались такой возможности несогласованным условием Томоса, и этот же самый факт говорит о неполноценности такой автокефалии.

Несмотря на это, большая часть приходов в Европе поспешно перешла под юрисдикцию Константинопольского патриархата. Часть из них в Европе, США и Австралии, тех, что хотели принадлежать к ПЦУ, остались вне юрисдикции. Но и остались те, что принадлежали и дальше принадлежат патриарху Филарету, составляющие сейчас ЕВРОПЕЙСКИЙ ДЕКАНАТ под руководством декана прот. Владимира Чайки.

Возникает вопрос, кто же из них является легитимным? Согласно святым канонам Церкви, ни один клирик не может перейти в другую епархию или юрисдикцию без разрешения и без представительной грамоты от своего епископа. (Ап. 15, 31,33, И Вс. 15, 16; ИV Вс. 5, 10, 20, 23; Трул. 17, 18; Антиох. 3; Сард. 15, 16; Карф. 54, 90).

А поскольку епископом всех приходов и духовенства за рубежом был патриарх Филарет непосредственно, да еще и на то время уже восстановленный в своих канонических правах, то все клирики, которые просто перешли без согласования, – подпадают под запрет, а епископы, которые приняли, – приняли незаконно. Поэтому, если после призывов вернуться назад «и в дальнейшем остаются в этом непослушания, то пусть находятся в общении как миряне».

Таким же образом и те, что никуда не перешли, но просто покинули своего управляющего епископа (даже если и в статусе почетного, все же патриарха Филарета), в надежде когда-то принадлежать к ПЦУ, нарушили канонические правила Святой Церкви и находящихся за ее пределами. В процессе перехода из Киевского патриархата в Константинопольский, ни один епископ от ПЦУ, кроме патриарха, не имел канонического права давать «представительную грамоту». Духовенство за рубежом должно было обращаться за этим к патриарху Филарета лично. Кто этого не сделал, должен вернуться, или же жить с этим бесчинством.

Но вправе ли патриарх Филарет после его реабилитации и восстановления в каноническом статусе заниматься своими приходами за рубежом, при том что ПЦУ не получила такого права? – Да, только он это право и имеет, потому что в церковно-правовом аспекте – это его паства, как и Киевская епархия, которую незаконно у него отобрали.

Поэтому, поскольку до сих пор не найдено канонических механизмов перехода, да и необходимости в этом обоснованной не существует, единственным епископом, что имеет право и обязанность и в дальнейшем заниматься верными рубежом – является патриарх Филарет. А значит – единственными легитимными, учитывая каноническое право, являются приходы и духовенство, которые находятся в духовном сочетании с ним. В Европе – это Европейский Деканат.

Также, самым что ни есть нелегитимным шагом со стороны синода ПЦУ – было лишать Патриарха прав членства синода. Постоянное членство означает, что оно постоянное, и его нельзя отменить. Такими же нелегитимными являются любые решения или запрета со стороны Синода от ПЦУ относящегося патриарха Филарета и не могут иметь канонической силы, всего лишь самоуправство.

Следует принять во внимание, что в Церкви существует не только преимущество субординации, но и преимущество по выслуге. Даже в состоянии почетного патриарха, как митрополит Киевской епархии, признал Вселенский патриархат, патриарх Филарет (почетный патриарх + митрополит Киевский) выше по субординации любого епископа, или митрополита или даже предстоятеля ПЦУ, митрополита Епифания. А по выслуге – он является старшим. К тому же, видимо следует напомнить, что «почетный» связано с честью. Таким же образом и патриарх Варфоломей имеет первенство чести среди равных патриархов.

Кто же не понимает понятия чести, не будет иметь и совести, а это недопустимо, тем более в Церкви.  На этом основании, только лишь получив канонические права и еще не достигнув признания всех Православных Церквей, ПЦУ начала с грубого нарушения церковных канонов относительно своего почетного Патриарха и передачи приходов Киевского патриархата за рубежом.

А также, новоиспеченное руководство ПЦУ, несмотря на НЕВЫПОЛЕНННЫЕ УСЛОВИЯ подписанного постановления на объединительном соборе в св. Софии 15.12.2018 года, вместо работы для объединения всех православных в Украине, приступила сразу к ликвидации юридического статуса Киевской Патриархии, перерегистрации имущества и счетов, что само по себе свидетельствует о меркантильной сущности.

А УСЛОВИЯ для прекращения деятельности бывшего Киевского патриархата, при условии действительности постановления, были следующими:

  1. «…желая войти в каноническое общение с полнотой Вселенского Православия в связи с образованием ЕДИНОЙ автокефальной Православной Церкви Украины. (Первый абзац постановления)
  1. «После образования единого поместной автокефальной Православной Церкви Украины, войти в ее состав (5 пункт постановления). В этом случае речь шла не о ликвидации Киевского Патриархата, а вхождение в состав новой Церкви, НЕ перед НЕ во время образования, а ПОСЛЕ. А это «после» еще не наступило!

Почему не наступило? Как известно, до сих пор эти оба пункта не выполнены, потому что 1) ПЦУ до сих пор не признана полнотой Православия и 2) ПЦУ – не «единственная поместная автокефальная Православная Церковь», поскольку до сих пор осталась УПЦ МП, также каноническая.

Так произошло объединение, нельзя утверждать, пока существует УПЦ МП. Объединение 18.12.2018 было скорее фиктивным. Поскольку ожидалось значительно большее участие клириков УПЦ МП и что остальные постепенно присоединятся. Это все еще не произошло, следовательно, юридических причин для прекращения деятельности Киевского Патриархата не было, хотя его регистрацию поспешно прекратили.

К этому, как стало известно по статистике соцопроса, проведенного Киевским институтом социологии, Центром Разумкова, количество сторонников (верующих) УПЦ Московского Патриархата и после дарования Томоса не существенно уменьшилось. Но официально было декларировано даже увеличение количества приходов. Каких 500 приходов перешло к ПЦУ и действительно ли? Почему прекратился переход, хотя патриарх Филарет полностью отстранен от дел ПЦУ?

Здесь следовало бы понимать: если есть легитимный патриарх Киевский, даже если почетный, все же патриарх, то есть и Киевский патриархат, который должен оставаться неотъемлемой частью ПЦУ, до полного признания и объединения церквей, только тогда можно прекращать регистрацию. В противном случае, это обычное рейдерство.

Как вывод отметим, что пока не выполнены условия указаны в документе постановления от 15.12.2018, хоть и не в самом деле поместного собора, и не создана та ЕДИНСТВЕННАЯ УКРАИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ церкви, ради которой было дано согласие на прекращение деятельности Киевского патриархата, это прекращение не имеет обоснования, а продолжение существования Киевского патриархата является абсолютно легитимным.

Поэтому, как и до сих пор действующий, хотя и незаконно прекращенный в регистрации Киевский Патриархат, так и из него созданная ПЦУ – являются одинаково легитимными и не более или не менее признанными. Как патриарх Филарет с клириками и верными, так и Епифаний с клириками и верующими, находятся в каноническом статусе, на основании реабилитации патриарха. Эти две части бывшего Киевского патриархата являются одинаково правопреемниками предоставленной автокефалии.

ПЦУ, как и патриарх Филарет – юридически имеет признание только от патриарха Константинопольского. Две других церкви (Элладская и Александрийская) признали только «де факто» путем поминовения в диптихе, но «де юре» не подтвердили письменно документом, а значит – официально не признали. А это, в свою очередь, означает, что не было бы причин так поспешно ликвидировать Киевский Патриархат и при все еще в полной мере имеющемся Московском, потому что это является предательством всего достояния украинского народа и его духовного наследия, имеющего корни еще от св. Апостола Андрея Первозванного.

Так же, как только это произойдет и та Украинская Церковь, которой адресована автокефалия (Томос), получит настоящую независимость, как и все другие поместные православные церкви, сможет освящать свое св. миро для крещений и заниматься своим украинским народом по всему миру и т.д., верные Киевского патриархата, которые сейчас легитимно остались со патриархом Филаретом, да и сам Патриарх – без сомнения присоединятся, как это и было заложено в постановлении «собора».

Европейский деканат УПЦ КП, Facebook

Похожие публикации