Учёный: никакой «зеркальности» в историях РПЦЗ и ПЦУ нет

Бывший секретарь Синодальной библейско-богословской комиссии Андрей Владимирович Шишков в своём Телеграм-канале воспроизвёл пропагандистский миф Константинопольского патриархата о том, что якобы создание ПЦУ аналогично воссоединению Русской Православной Церкви с РПЦЗ в 2007 г.: «речь идёт о двух зеркальных событиях: признание действительности церковной иерархии, находившийся вне евхаристического общения через декларацию единства». При этом будто бы «аналогом «Акта о каноническом общении» в случае ПЦУ стал «Томос», подписанный патриархом Варфоломеем». По мнению А. Шишкова, иерархия РПЦЗ считалась в РПЦ «раскольнической» и не находилась в общении с каноническими церквями – что, тем не менее, не помешало её дальнейшему признанию.

Богословские фантазии А. Шишкова доходят фактически до отрицания церковного учения о священстве, рукоположении и апостольском преемстве: «кроме исторического измерения, у апостольского преемства есть эсхатологическое, которое связано с принятием (рецепцией) иерархического священства общиной, т.е. «всеобщим священством верующих». И именно этот момент позволяет применять икономию». Нетрудно заметить, что при таком подходе любой, так сказать, «мужик в рясе» может объединить вокруг себя группу верующих и называть всё это «Церковью», а все остальные в духе «икономии» (снисхождения) должны это признать.

По мнению А. Шишкова, «никаких серьезных богословских аргументов для того, чтобы не признавать ПЦУ, нет». Между тем, таких аргументов огромное количество (взять то же происхождение так наз. «иерархии» УАПЦ от раскольников-самосвятов), чего А. Шишков не может не знать.

По просьбе Аналитического центра свт. Василия Великого тезисы А. Шишкова прокомментировал Андрей Александрович Кострюков – доцент кафедры истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, доктор исторических наук: «Никакой зеркальности в РПЦЗ и ПЦУ нет. Совершенно разные условия, совершенно разные причины, совершенно разные канонические оценки и последствия». По словам А. Кострюкова, утверждение о якобы имевшем место непризнании в РПЦ иерархии РПЦЗ ложны: «клирики и даже епископы перебегали из одной юрисдикции в другую, и законность хиротоний признавалась. Явный пример – еп. Иаков (Аккерсдейк), в начале 1970-х принятый в МП из РПЦЗ в сущем сане и без покаяния. И РПЦЗ никогда не отрицала благодатности МП, а ересью или расколом называли друг друга только частные лица».

А. Кострюков отметил, что «в Церкви бывали внутренние разделения, которые преодолевались простым примирением». Это относится и к разделению Церкви в Отечестве и за рубежом, которое не было расколом.

При этом тезис о том, что РПЦЗ была вне общения с каноническими Церквями (включая Сербскую; видимо, эта мысль используется А. Шишковым для большей аналогии с ПЦУ) несостоятелен: «С Сербской Церковью в 1960-е не всё так просто. Там принимали разные решения на фоне дионисиевского раскола и в итоге общение с РПЦЗ сохранили. В 1-м номере «Вестника ПСТГУ» за 2020 год у меня вышла статья об отношениях РПЦЗ и СПЦ». А. Кострюков отметил, что «совместные приходы РПЦЗ и СПЦ существовали и в 1960-е, и в 1970-е, и сейчас существуют, и сослужения были до 1980-х годов и после. И не только с СПЦ было общение у РПЦЗ. И Константинополь РПЦЗ называл в календарях Церковью, с которой имеет общение (в конце 1960-х гг. точно)».

А. Кострюков подытожил, что в ситуации с ПЦУ «опираться на пример РПЦЗ – просто проявление некомпетентности».

Телеграм-канал «Аналитический центр свт. Василия Великого»

Читайте также