ПЦУ дали права митрополии, хоть и говорят об автокефалии, – эксперт

Время чтения: 2мин.

Константинопольский патриархат предоставил ПЦУ ограниченные права митрополии, но никак не автокефалию, о которой все постоянно говорят, отметил в эфире «Першого Козацького» политолог Руслан Бизяев.

«Даже УПЦ, которую называют «МП», имеет гораздо большую автономию во многих вопросах, – объяснил он. – Всех желающих я могу отправить к декабрьскому, 2018 года, интервью владыки Черкасского и Каневского Софрония, которого незадолго до этого Петр Алексеевич наградил орденом Ярослава Мудрого IV степени, и который объяснил, почему он, являясь сторонником украинской автокефальной Церкви, не пошел на вот эти все истории с Томосом. Начиная с вопроса, где покупать миро, и заканчивая внутренними вопросами».

«Давайте не забывать, что функционально, ко всему прочему, Вселенский патриарх – это еще и турецкий государственный служащий. Это к вопросу разделения государства и Церкви. Ему нужна ставропигия, о чем он договорился в «пакте Порошенко-Варфоломея»», – напомнил Бизяев о прагматических интересах главы Фанара в Украине.

Однако после предоставления Фанару Андреевской церкви в Киеве вопрос о передаче ряда храмов Константинополю попросту затих, добавил он.

«Учитывая просьбы и давление западных партнеров, в конце концов решили, чтобы не напрягать ситуацию, пойти по пути наименьшего сопротивления. Кто самый слабый в этой ситуации? Филарет. Давайте начнем с Филарета. С помощью его закроем все вопросы, которые стоят на повестке дня: получим имущество, снимем острый вопрос относительно того, а насколько с теологической точки зрения каноничен Томос. Потому что, если существует УПЦ КП, Томос автоматически неканоничен», – назвал эксперт причины заинтересованности ПЦУ в ликвидации Киевского патриархата.

Возникший между этими двумя церковными структурами конфликт будет продолжаться еще долго.

«Любой патриархат – это не только имущество, это и люди. Мы сейчас будем наблюдать все равно внутренний конфликт между ПЦУ и УПЦ КП. Он никуда не денется. Безотносительно решения того суда он существовал, – отметил Бизяев. – Он будет существовать ровно до того момента, пока как минимум жив патриарх Филарет и те люди, которые за ним стоят».

Читайте также