«Мы отказались от легкой дороги. Ища Христа, пришли туда, где почувствовали Его присутствие», — монахини, перешедшие из греко-католицизма в Православие

Еще в 2002 году произошло событие, которое всколыхнуло сознания как греко-католиков, так и, наверное, православных. Речь идет о присоединении к Православию двух монахинь студитского униатского монастыря — Варвары (Щурат-Глухая) и Гавриилы (Далецкая). Интервью, которое они дали десять лет назад, раскрывает некоторые аспекты деятельности униатской организации в Украине, показывает суть самого явления «уния» и меркантильно-политических амбиций тех, кто за этим проектом стоит.

(Часть первая)

  • Матушка Варвара, в этом году исполняется 60 лет (2006г. авт.) Львовского Собора, воссоеденившего униатов с православной Церковью. Какое послание оставил Собор для нас, потомков?

Матушка Варвара: В первую очередь при оценке исторического значения Львовского Собора я хотела бы обратиться к временам крещения Руси и исходить из того, что еще более тысячи лет равноапостольный Владимир принял святое Православие от Греческой Церкви. Это неоспоримый факт. Еще одним из истинных утверждений является то, что именно Галичина дольше противилась унии, в то время, как католическая экспансия уже дошла не только до Киева, но и Чернигова, других городов. Львов сдался только в начале XVIII века, когда с помощью военной силы упала Успенская ставропигия и Креховский монастырь. Местный люд держался до последнего и защищал их, несмотря на тогдашние крайне сложные исторические обстоятельства.

Мой отец – коронной львовянин, проживал здесь с 1909 года. Он говорил, что, выезжая из Галичины, пережил десять государств (Австро-Венгрию, Царскую Россию, ЗУНР, Польшу, Германию, СССР). Послевоенные годы – времена преследования и советских репрессий в Галичине. Тогда были тяжелые политические обстоятельства, и поэтому о том времени трудно судить однозначно. Однако, нам хотят навязать мнение, что репрессировали только униатских священников, но совершенно умалчивают, что в сотни раз больше сталинская репрессивная машина уничтожала православное духовенство. Некоторые же на Галичине восприняли все, как освобождение храмов для православных – нових оккупантов. Несмотря на неоднозначную оценку решений Собора сегодня, я считаю, что благодаря ему удалось восстановить на западноукраинских землях историческую справедливость – ликвидировать унию, которая была насажена тоталитарными решениями католической государственной машины – Польским Королевством.

Каждый крещеный человек тянется к Духу истины, и несмотря на все невзгоды правда побеждает. Мои родственники-священники были участниками этого Собора. Я думаю, что в 1946 году люди сознательно выступили за воссоединение с православной Церковью, потому что в душе были православными.

  • Одним из аргументов протопресвитера Гавриила Костельника была констатация нездоровой атмосферы, ненависти и подозрения в кругах тогдашнего униатского духовенства, которое, разбредясь по разным лагерям, (будь он прозападным, умеренным или проправославным) посылало в Рим жалобы о подозрительных взглядах своих оппонентов. История повторяется?

Матушка Гавриила: У нынешних греко-католиков также царят разные настроения и направления. Если вы попадете на Божественную литургию в студитский и василианский монастыри, то увидите две разные службы, не говоря о идеологических расхождениях, которые находятся гораздо глубже и закрыты для посторонних.

У нас, студитов, все богослужения отправлялись на церковнославянском языке, и только некоторые молитвы на украинском (это запровадилось в недавнем времени в связи с массовым приездом диаспоры, которая привезла свои сомнительные переводы и богослужебные книги).

Это мнение еще раз подтверждает все разнообразие монашеских общин, существующих ныне: василиане, студиты, редемптористы … Последние вообще возникли в Бельгии, но вдруг стали восточного обряда. Первые новоприбывшие миссионеры без знания языка, появились в Украине перед Второй мировой, запомнились простому народу своим главным выражением «лупите Иисуса, лупите Иисуса» (вместо любите), который часто использовали в проповеди. Они вообще были оторванными от населения, не понимали ни здешних традиций, ни бед этого народа. Это был еще один из способов Рима полностью окатоличить Галичину.

  • Какие тенденции преобладают в Греко-католической церкви сегодня. Насколько сегодняшние униаты отошли от Православия и единодушны ли они в своей прозападной ориентации?

Матушка Варвара: То, что в последнее время происходит в богослужебной жизни Греко-католической церкви, просто ужасно. Греко-католики начали сокращать богослужение и, в частности, монастырский устав. Намеченная тенденция будет продолжаться и в дальнейшем, так как невозможно удержаться одному, если вся церковь движется в секулярном направлении. Страшно наблюдать, как прибывшая диаспора просто требует сокращать богослужения. Я уже не говорю о соблюдении каких-то постов или других церковных правил. «Ну, в Великую Пятницу – один день в году – можно съесть капусточку и селедочки», – считает большинство из них. Как-то пришлось услышать проповедь одного известного василианского игумена … Он сказал, что, если бы Василий Великий так строго не постился, он еще немного пожил и сделал бы еще бОльшую пользу для Церкви, а умер, не дожив до пятидесяти. Слушать это было страшно.

Введение богослужения на украинском языке с недостатком нормальных переводов. Как филолог я знаю, что невозможно сделать перевод на высоком уровне за такой короткий срок, ведь нужно делать перевод всех богослужений, а не каких-то частей. Не переводить же отдельно Литургию, а потом делать перевод тропарей. В данном случае нужно, чтобы Господь дал дар богослова и поэта, по крайней мере номинальные знание греческого, словенского, арамейского … А таких людей, к сожалению, похоже, нет. Я никогда не смогу сказать «Аминь» на возглас «Слава … одноистотной Тройце».

Следующим шагом станет переход на григорианский календарь (об этом сейчас ведется горячая дискуссия в теологических кругах). Превратится ли и в Украине Греко-католическая церковь в организацию для обслуживания религиозных потребностей?

Это все заставило нас также посмотреть в сторону Православия как единого хранителя святоотеческих постановлений.

  • Матушка Варвара, что побудило человека такого высокого чина в униатскому монастыре к поискам истины?

Матушка Варвара:  Призвание к монашеству я чувствовала в юном возрасте. Всю жизнь работала в театре помощником режиссера, а в начале 1990-х привело меня к студитскому монастырю, который только что вышел из подполья. Ни к каким другим обителям сердце мое не лежало, возможно, потому, что именно у студитов наиболее отчетливо прослеживается восточный обряд.

Поднимали обитель из руин. Во время непрерывного строительства нечего было о чем-то и рассуждать. Мы полностью читали суточное богослужение по таким же богослужебных книгах – «Октоиха» и «Минеи» – что и у православных.

Уже тогда у меня возникало много вопросов. К примеру, наши священники не принимали служб известным иконам. Я спросила, почему не берут службы иконе Божьей матери «Почаевской», когда есть чинопоследование? Им не хотелось служить таких служб. Тогда мы начали в кельях подпольно вычитывать службу сами.

 ОЖИДАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ…

Читайте также