Возможен ли болгарский сценарий с украинскими раскольниками?

Представители украинского раскола в вопросе преодоления существующего разделения в Украине среди православных часто приводят болгарскую модель 1998 года в пример. Но, к сожалению, позиция патриарха Варфоломея касательно церковной икономии в болгарском вопросе не принесла мира. Почему? Стоит остановиться на некоторых аспектах образования и дальнейшего развития церковного раскола в Болгарской Церкви.

Образование и содействие демократов раскольникам

Изменение политического режима в социалистических странах принесло идеи, которые совершенно не тождественны церковной традиции и культуре. Так произошло в Украине в начале 90-х. Такая же ситуация имела место в Болгарии. В 1991 году депутатом Народного собрания от Союза демократических сил (СДС) стал иеромонах Христофор (Сибев). Он возглавил парламентскую комиссию по делам вероисповеданий. В начале 1992 г. комиссия заявила, что выборы патриарха Максима, проведенные в 1971 г., являются незаконными, поскольку в ходе этих выборов были нарушены некоторые положения Устава Болгарской Церкви. После этого Дирекция вероисповеданий (орган, контролирующего деятельность религиозных конфессий в Болгарии) также заявила о нелегитимности выборов 1971 и призвала отстранить от власти Патриарха Максима.

Руководитель Дирекции Мефодий Спасов позже признался, что смена руководства Болгарской Церкви была стратегической задачей нового Болгарского правительства. По мнению Спасова, новая церковная верхушка не должна была бы быть в числе противников так называемого «прозападного курса» Болгарии.

18 мая 1992 несколько правящих и викарных архиереев во главе с митрополитом Неврокопский Пименом заявили, что считают Патриарха Максима низложенным. В свою очередь, Дирекция вероисповеданий признала их легитимным Синодом Болгарской Церкви. Таким образом в Болгарии начался церковный раскол.

22 июля 1992 Собор архиереев, сохранивших верность Патриарху Максиму, лишил сана четырех митрополитов и двух епископов, совершивших схизму, а иеромонах Христофор (Сибев) был отлучен от Церкви. Однако раскольники не подчинились этому решению. 4 июля 1996 они выбрали «митрополита» Пимена болгарским «патриархом». В его интронизации принял участие отлученный от Церкви бывший митрополит Киевский Филарет (Денисенко). После этого Собор епископов, сохранивших верность патриарху Максиму, отлучил Пимена от Церкви и лишил сана всех епископов, рукоположенных в расколе.

Ни в одной из Поместных Церквей не признали болгарских раскольников, сохранив евхаристическое общение с Патриархом Максимом.

Собор 1998 в Софии

Для преодоления болгарского раскола было решено созвать в Софии Всеправославный Собор. 30 сентября 1998 года в болгарскую столицу прибыли Предстоятели Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Русской, Сербской, Румынской, Кипрской, Элладской, Албанской и Польской Православных Церквей. Иерусалимский Патриарх Диодор и Митрополит Чешских земель и Словакии Дорофей, которые не приехали в столицу Болгарии из-за болезни, отправили для участия в Соборе своих официальных представителей. Участники Собора единолично подтвердили законность избрания Патриарха Максима.

На Собор прибыли также представители раскольников, которые подали покаянное письмо, подписанное всеми членами схизмы. Константинопольский Патриарх Варфоломей предложил проявить к раскольникам снисходительность и принять их в лоно Болгарской Православной Церкви. Московский Патриарх Алексий II и Сербский Патриарх Павел настаивали на совершении над раскольниками законных епископских хиротоний. Однако позиция патриарха Варфоломея стала доминирующей. 1 октября Собор постановил принять всех раскаявшихся раскольников в церковное общение в сущем сане. Все священнодействия, совершенные ими в расколе, были провозглашены «действенными, действительными и такими, которые передают благодать освящения».

После собора

Несмотря ни на что, Всеправославному Собору не удалось исцелить болгарский церковный раскол. 9 ноября 1998 раскольники провели в Софии свой очередной собор, на котором вновь приняли решение об отставке Патриарха Максима. 10 апреля 1999, после смерти «патриарха» Пимена, главой болгарской схизмы был выбран «митрополит» Софийский Иннокентий.

В 2001 г. Премьер-министром Болгарии стал бывший ее царь Симеон II, а президентом был избран представитель социалистической партии Георгий Пырванов. С приходом к власти этих людей, внутренне церковная ситуация в Болгарии изменилась. Новое правительство отказалось поддерживать раскольников и начало делать шаги навстречу канонической Церкви. В 2003 г. был принят новый закон о религии, запрещающий существование двух «Болгарских Православных Церквей». Схизматикам предложили регистрироваться под другим названием, перед тем вернув все незаконно захваченное церковное имущество. Однако они отказались это сделать.

В результате в июле 2004 г. полиция закрыла и опечатала около 250 храмов, где совершали богослужения раскольники, и таким образом раскол был нейтрализован к минимуму. Большинство епископов и духовенства вернулись в лоно канонической Церкви, а в 2012 году «митрополит» Иннокентий принес покаяние в поддержке раскола.

Выводы

Если провести аналогию болгарского церковного раскола с межконфессиональной ситуацией в Украине, то можно проследить определенную аналогию. Украинские раскольники действуют абсолютно идентично тому, как это делали их «братья» в Болгарии, полностью отрабатывая заказ властных структур, котрые взамен предоставляют им определенные дивиденды. Это своего рода государственный религиозный филиал, который должен обеспечивать «правильное мышление» в обществе.

Выдающимися в этом вопросе являются слова митрополита Русенского Наума (Болгарская Православная Церковь), который четко охарактеризовал природу «церковных расколов»: «история раскола в БПЦ (Болгарская Православная Церковь – авт.) повторяет возникновение любого другого раскола в Церкви Христовой на ее длинном земном пути. Начавшийся из корыстных намерений – раскол – прошел через гордость непослушания, лживого покаяния и жестокости, чтобы раскрыть в конечном счете свою суть, а именно стремление к удовлетворению болезненных амбиций, материальных интересов и личной выгоды. Преодоление раскола требует не только твердости, но и еще много любви и терпения для того, чтобы как можно больше заблудших овец услышали голос Родительский и вернулись в единое стадо под руководством Пастыря Единого».

Марк Авраменко

Читайте также