О значении православной общественности

История с закрытием храмов во время распространения коронавируса показала огромную проблему: ограниченные возможности для выражения и учёта мнения верующих, которое, в свою очередь, могло бы служить подспорьем для священноначалия. Можно поддерживать или не поддерживать решение священноначалия о закрытии храмов, но одно ясно – обсуждение таких вопросов должно вестись. Как и обсуждение многих других вопросов, волнующих верующих, будь это вышки 5G или оскорбительные высказывания диакона Андрея Кураева.

По всем этим поводам можно вести общественную деятельность – выступать в СМИ, направлять обращения в органы власти, собирать подписи, проводить санкционированные мероприятия и т.д. Собранная сотня тысяч подписей прихожан под просьбой об открытии московских храмов могла бы ускорить принятие соответствующего решения.

Однако церковно-общественная активность свелась к полуподпольному рупору «Телеграма», который, как кажется, не воспринимается как нечто серьёзное властями, в том числе церковными.

Есть мнение, что православные общественные объединения безвозвратно утратили своё влияние, а сами они во многом дискредитированы активностью движений типа «Божья воля» в предшествующие годы. Мало кто ищет возможности для отстаивания своих процерковных позиций в формате общественного движения. Как кажется, после ухода прот. Всеволода Чаплина православная общественность существует сама по себе, а церковные административные структуры сами по себе.

Однако это не исключает того, что с течением времени формат общественных движений будет востребован, в т. ч. священноначалием, особенно если (всё может случиться) придётся в повседневном режиме защищать Церковь и храмы.

Телеграм-канал «Аналитический центр свт. Василия Великого»

Похожие публикации