Порошенко и Денисенко – слепые «поводыри»

События, происходившие после завершения Всеукраинского крестного хода за мир, во многом показали реальное положение вещей в государственно-церковных отношениях. Особое внимание привлекло выступление на Владимирской горке Президента Украины и растерянное состояние лидера УПЦ КП – Филарета Денисенко. Невооруженным глазом было видно, что этот дуэт в определенной степени дезориентирован, ведь им обоим не известно, как действовать дальше.

 «Месседж» Петра Алексеевича, озвученный им 28-го июля, был адресован исключительно в адрес УПЦ и содержал, мягко говоря, не совсем толерантное отношение к наиболее многочисленной конфессии в Украине. Понятно, что без канонической Церкви с «Киевским патриархатом» вообще никто не будет разговаривать на международном всеправославном уровне, поэтому используется искусственное давление на Предстоятеля УПЦ, громкие заявления в адрес епископата с целью, чтобы все-таки митрополит Онуфрий изменил свой курс и хотя бы начал определенные консультации с Филаретом. Однако, по глубокому убеждению людей церковных, которые знают Предстоятеля УПЦ и Михаила Антоновича Денисенко, такой сценарий абсолютно невозможен. Для того, чтобы это понять, следует вернуться на два года назад, а именно – в август 2014.

Филарет и Петр Алексеевич возлагали очень большие надежды на Архиерейский Собор, который должен был избрать нового главу УПЦ. Уже можно сказать с уверенностью, что «главную скрипку» в этой симфонии должен был сыграть лояльный к расколу и к новой власти митрополит Александр (Драбинко). Результатом такого тесного сотрудничества должно было стать так называемое «узаконивание» филаретовцев. Но либо админресурс подвел, либо кандидат оказался не таким, как следует, однако собор архиереев УПЦ сделал свой выбор. И сразу же Филарет в одном из интервью «24 каналу» заявил: «Собор епископов выбрал не патриота, так как митрополит Онуфрий противник вхождения Украины в Европейский Союз ассоциированным членом».

Эта бессодержательная мотивация позиции Филарета прозвучала не зря, ведь еще с начала 90-х годов у Денисенко и митрополита Онуфрия сложились непростые отношения. Именно действующий Предстоятель УПЦ стал одним из самых горячих сторонников единства УПЦ, за что был «репрессирован» Филаретом.

Порошенко говорил в своем заезженном стиле и о важной роли патриарха Варфоломея для Украины, и о поместной церкви, и о «паллиативно-абстрактном толковании» УПЦ военного конфликта на Востоке Украины. Да еще и сделал ссылку на покойного Предстоятеля УПЦ митрополит Владимира (Сабодана): «Автокефалия – это лишь способ организации церковной жизни, свидетельство количественного и качественного роста Церкви, ее способности к самостоятельному бытию». Из этой цитаты получается, будто почивший митрополит и правда был сторонником такой модели изменения статуса Церкви в Украине. Однако эти слова, которые митрополит Владимир озвучил в день празднования 20-й годовщины Харьковского Архиерейского Собора, были вырваны из общего контекста.

В оригинале митрополит Владимир сказал: «Следует пояснить, что сама по себе идея автокефалии любой Поместной Церкви не несет ничего негативного. Автокефалия – это лишь способ организации церковной жизни. Предоставление автокефалии той или иной Поместной Церкви является свидетельством количественного и качественного роста Церкви, свидетельством ее способности к самостоятельному бытию. И поэтому предоставление автокефалии должно быть обусловлено только внутренними церковными факторами. Политические рычаги не должны быть определяющими при принятии решения о каноническом статусе Церкви … Несмотря на то, что значительная часть духовенства и мирян не поддерживала идеи автокефалии, бывший митрополит Филарет при поддержке государственных органов власти взял курс на форсированное провозглашения церковной независимости».

В свою очередь, представитель Константинопольского патриарха архиепископ Иов, который фактически является куратором «украинского вопроса» в Стамбуле, продемонстрировал дипломатический подход в этой ситуации. В своем выступлении он сказал о этнофилетизме и его проблематике. Стоит отметить, что такие проблемы присущи не только Украине, но и Сербской Православной Церкви, где Македония также стремится «национализировать» церковный вопрос. Поэтому на Фанаре хорошо понимают, чем грозит лояльное отношение к раскольникам. Подобный сценарий уже был реализован в Болгарии, где, к сожалению, окончательного «выздоровления» не произошло.

И все же вопрос о том, почему Президент, который является представителем государства на самом высоком уровне, так активно лоббирует интересы УПЦ КП, все не находит своего ответа. А он скорее всего состоит в том, что именно на помощь «Киевского патриархата» рассчитывает власть в возможных выборах, которые могут произойти довольно скоро, ведь мы видим, что практически ничего из предвыборных обещаний не было реализовано, а рейтинги провластных сил – мизерны. Поэтому эти отношения можно охарактеризовать примерно так: «мы вам – помощь с автокефалией, а вы нам – сотрудничество в предвыборной агитации».

Очевидно, что умеренное крыло в УПЦ КП полностью осознает, что долгожданная «автокефалия» так и останется ожидаемой. Хотя бы тот факт, что архиепископ Телмисский Иов дважды отказывал Филарету принять участие в митинге «Киевского патриархата», свидетельствует об осторожном и взвешенном отношении к раскольникам.

В свое время Владыка Иов, будучи преподавателя в Свято-Сергиевском богословском институте так высказался о проблеме раскола в Украине: «Для православных верующих Франции, для всего академического состава преподавателей и студентов нашего богословского института проблема раскола в Украине является вопросом, который очень волнует. Мы разделяем ту богословскую и догматическую точку зрения, что в Украине единственной канонической Церковью является Украинская Православная Церковь, которая имеет статус широкой автономии и самоуправления. Раскол – это экклезиологическая ересь, потому что его представители считают, что они стоят выше соборной Церкви и что они могут сами решить определенные внутри-церковные вопросы. Это абсолютно невозможно с канонической точки зрения. Конечно, мы видим, что в Украине есть большой потенциал для утверждения Поместной Церкви. Но этот вопрос должен решаться соборно, в консультации с Матерью-Церковью – Русской Православной Церковью. То, что раскольники произносят православный Символ веры, недостаточно и ни о чем не говорит. Нужно еще и находиться в этой Церкви, то есть быть в евхаристическом единении с другими Поместными Православными Церквями, что мы продемонстрировали в Киеве. Они же не находятся в таком единении ни с одной Православной Церковью мира. Печальным почерком раскольников является их агрессивность, стремление любой ценой утвердиться в лоне какой-либо законной Церкви. Они засылают своих делегатов в другие страны, путем обмана пытаются представить себя как каноническую Церковь. Но в Церковь Христа Спасителя обманным путем не войти».

Финальным «аккордом» этого театра абсурда стало заявление Денисенко, в котором он выразил сомнения относительно того, что Фанар вообще хоть как-то повлияет на признание возглавляемой им организации. На соответствующий вопрос журналистов, Филарет ответил просто и обреченно: «Бог его знает. Может в этом году. Может в следующем». То есть и в УПЦ КП, и в Администрации Президента уже исчерпаны любые фантазии относительно такого длительного и наболевшего вопроса. Пойдет ли этот альянс на реализацию грубого сценария – покажет время.

Марк Авраменко

Похожие публикации