Существовать ≠ сотрудничать: как Минкульт обвиняет УПЦ в коллаборационизме, не замечая аналогичных действий у других

Избирательность Министерства культуры по отношению к УПЦ уже стала привычным делом. Вот недавно в упомянутом учреждении обвинили Украинскую Православную Церковь в пособничестве власти т.н. «ЛНР» из-за того, что представители Церкви приняли участие в общественном педагогическом мероприятии.

По мнению Министерства культуры, УПЦ после известных всем событий на территориях временно не подконтрольных украинской власти должна сидеть тише воды, ниже травы. По логике Минкульта, украинцы, которые остались на территории так называемых «Л/ДНР» являются априори сепаратистами, а значит – не достойны того, чтобы украинская Церковь ними опекалась.

Что ж, попробуем поэтапно разобраться, могут ли на территориях «Л/ДНР» и Крыма существовать украинские религиозные организации, не сотрудничая с местными «властными структурами».

Есть ли там работа для церквей?

На всех проблемных украинских территориях религиозные организации, несмотря на убеждения заангажированных СМИ, представлены не только в качестве УПЦ. В Крыму и «Л/ДНР» в большей или меньшей степени действуют православные разных конфессий, римо- и греко-католики, протестантские деноминации и множество других течений. Что они все там делают? То же самое, что и на всей территории Украины – проповедуют, пытаясь привлечь к себе как можно больше людей.

Возможно ли в подобной ситуации не сотрудничать с теми, кто называет себя властью в Крыму и «Л/ДНР»? Разве что, находясь в подполье… Иначе, всегда будет потребность есть, пить, пользоваться газом, водой, электроэнергией, канализацией и всеми другими удобствами, которые присущи любому цивилизованному обществу.

Ни УПЦ, ни УПЦ КП, ни УГКЦ, ни любые другие религиозные течения не свернули свои представительства в оккупированном Крыму и «Л/ДНР». А значит, следуя логике Министерства культуры, активно сотрудничают с оккупантами. Ведь, оплачивая коммунальные услуги, они наполняют бюджет оккупантов. Оплачивая продукты питания в местных магазинах, они, по выражению одного из представителей УПЦ КП, «покупают пули, которыми потом убивают украинских солдат». Более того, в качестве валюты они используют не что попало, а российские рубли!

Если же духовенство той или иной украинской конфессии в Крыму или «Л/ДНР» хочет принять участие, например, в научно-образовательной конференции, провести какое-то культурное мероприятие и т.д., они, по определению Минкульта, – коллаборационисты.

Но, несмотря на позицию Министерства культуры Украины, ни одна из конфессий не спешит собирать вещи и покидать оккупированные территории. Почему? Наверное потому, что понимают – рано или поздно, но мирная жизнь наладится. И если уж такие, как УПЦ КП и УГКЦ спокойно существуют в России, то для них не является большой сложностью пребывание на территориях Крыма и «Л/ДНР».

Конфессиональная палитра ОРДЛО и Крыма

Среди украинцев царит стереотипное мнение о том, что в Крыму и «Л/ДНР» полноправно действует только Украинская Православная Церковь. Неоднократно приходилось встречать информацию о том, что с полуострова и ОРДЛО мигрировали все представители УГКЦ, УПЦ КП и других религиозных структур. Однако подобные утверждения далеки от истины.

УПЦ не могла и не может покинуть упомянутые выше территории, ведь, как и на всей остальной территории государства, остается крупнейшей и самой влиятельной конфессией. Большой процент среди религиозных организаций Крыма и «Л/ДНР» занимают различные протестантские течения, которые, без всяких угрызений совести, перерегистрировались на оккупационный лад, поскольку терять своих верующих они также не хотят.

Не ушли из Крыма или Донбасса и «патриотические» греко-католики, которые изменили свою риторику. Теперь, с помощью РКЦ, ОРДЛО вдоль и поперек заняты офисами «Каритас». Иными словами, униаты начали активную миссионерскую деятельность, делая ставку на иезуитский подход по отношению к обездоленным мирным жителям Донбасса.

Знаковым также стал визит апостольского нунция Клаудио Гуджеротти в Луганск и Донецк в декабре 2016 года. Все это происходило под прикрытием фраз, на подобие «наши верующие не могут оставаться без пастырского окормления, где бы они ни были». Неужели кто-то верит в то, что визиты подобного уровня проходили без согласования с сепаратистскими властями? Как это расценивать? Как коллаборационизм?

Вспоминая о УГКЦ в Крыму, стоит отметить, что 5 июля 2017 года на страницах РИСУ был опубликован комментарий греко-католического епископа Михаила Бубния о том, что униаты сохранили свои приходы в Крыму. «Мы сохранили общины в Крыму, несмотря ни на что, – сказал он – Мы нашли временные методы, чтобы наши верные могли молиться в своих храмах на временно оккупированной территории», –добавил Бубний.

Но, как нам известно, перед всеми украинскими религиозными организациями полуострова еще в 2014 году было поставлено требование о перерегистрации согласно законодательству РФ. Что, собственно, и сделали представители всех конфессий, в том числе – УГКЦ. Измеряя категориями Министерства культуры Украины, мы снова становимся свидетелями коллаборационизма. Разве нет? Что же получается, УГКЦ надо привлечь к ответственности? Ведь именно таких действий требуют чиновники по отношению к УПЦ …

Кстати, разочарованы будут и те, кто считает, что «патриотическая» УПЦ КП не замечена в аналогичных ситуациях. «Филаретовцы» еще с начала 2014-го года активно показывают свою неспособность «дуть в одну дудку» с украинским Министерством культуры, на что последние банально закрывают глаза. Самым ярким актом пособничества оккупантам является деятельность УПЦ КП в Крыму.

«В первых числах марта (2015 года) у нас состоялась встреча с«руководством»Автономной Республики Крым, в частности с Сергеем Аксеновым и Русланом Бальбека («вице-премьером»самопровозглашенной Республики Крым), на которой был решен вопрос нашей дальнейшей деятельности в Крыму. Договорились, что на территории Крыма должна сохраниться УПЦ Киевского Патриархата», –сообщил интернет-изданию «Главком» управляющий Крымской епархии УПЦ КП Климент Кущ.

«В любом случае юридическая перерегистрация (по российскому законодательству) необходима потому, что без нее некоторые церкви останутся отрезанными от света и воды, а также существует угроза потери имущества», –продолжил Кущ, рассказывая о том, что для решения отдельных вопросов ему даже пришлось встречаться лично с Аксеновым.

Интересно, что в этой ситуации Министерство культуры Украины не заметило никаких нарушений. Как и в том, что Кущ уже через несколько месяцев после оккупации Крыма получил российское гражданство. Так же Минкульт не желает задавать вопросов о том, каким образом Луганская епархия УПЦ КП спокойно совершает богослужения на территории оккупированного Луганска. Об этом, между прочим, «филаретовцы» Луганщины сами регулярно сообщают на своей официальной странице в Facebook.

Каким образом это может происходить, если, по словам того же Филарета, деятельность УПЦ КП в «Л/ДНР» запрещена? Очевидно, что без согласия главарей самопровозглашенных республик, «Киевский патриархат» на Донбассе не смог бы даже вздохнуть. Итак, очередной факт сотрудничества с оккупантами со стороны УПЦ КП на лицо. Конечно, если судить категориями Минкульта.

Существовать ≠ сотрудничать

Учитывая факты, которые были приведены выше, вполне обоснованным было бы Министерству культуры Украины обвинить УПЦ КП и УГКЦ в пособничестве оккупантам и сотрудничества с ними. Однако, как видим, этого не случается. Это и понятно, ведь сегодня эти конфессии полностью отрабатывают все возложенные на них надежды, пытаясь угодить действующей власти. Вот и власть в лице Минкульта закрывает глаза на мелкие шалости «патриотических».

И представим, если бы под маразматическую гребенку чиновников попали все без исключения конфессии. Кажется, тогда многие стали бы вникать в этимологию слова «сотрудничество». Ведь УПЦ, в которую в очередной раз полетели камни со стороны Минкульта, никоим образом не сотрудничает с главарями «Л/ДНР» или Крыма так, как об этом рассказывают чиновники.

Можно было бы говорить что-то о сотрудничестве, если бы в управлении Донецкой или Луганской епархии УПЦ висел график дежурства священнослужителей на фронтовой линии, где бы они подавали снаряды для пушек или минометов. Однако, «сотрудничество» УПЦ с организаторами «Л/ДНР» не отличается от «сотрудничества» УГКЦ или УПЦ КП с ними же. И если понятие существования рядом с кем-то отождествляется с понятием сотрудничества, следовательно необходимо наказывать всех одинаково, а не только тех, кто больше всего не нравится.

Сергей Назарчук

Похожие публикации