Идея образования «Киевского патриархата» в лоне раскольнических структур и этапы его формирования

(Введение)

«В условиях достигнутой Украиной в 1991 г. государственной самостоятельности властями страны неоднократно предпринимались и продолжают предприниматься попытки давления на Православную Церковь как наиболее многочисленную и влиятельную конфессию в Украинском государстве с целью ее использования в своих политических интересах…Администрациями президентов Леонида Кравчука и Леонида Кучмы выдвигалась идея создания единой поместной Православной Церкви Украины, которая включала бы в себя как сторонников канонического Православия, так и приверженцев раскольнических сообществ, а в перспективе – и греко-католиков…С приходом к власти Виктора Ющенко проект объединения всех христиан страны в единую поместную Украинскую Церковь получил дальнейшее развитие, что закономерно вызвало новую волну конфликтов на религиозной почве…»

Доктор церковной истории Владислав Игоревич Петрушко

Сама идея создания «униатского» патриархата на территории земель, входивших в состав Речи Посполитой, впервые была высказана католиками в 1570-1580 годах, в период подготовки Брестской унии. Предложенный в настоящее время проект предусматривал перенос православной Константинопольской патриаршей кафедры на территорию Речи Посполитой и переезд патриарха Иеремии II Транос из Стамбула в Польско-Литовское государство с переходом греческого первоиерарха в униатство. Таким образом создание патриархата на территории Речи Посполитой имело целью перевода православного народа в унию, под личиной так называемого «единения». Однако полностью воплотить в жизнь этот проект в то время не удалось, поскольку на это были определенные объективные обстоятельства.

Именно положение «униатов» в то время была довольно тяжелым, если не трагическим. Этому способствовало, во-первых, желание Римской курии и польской власти «латинизировать» русинов-униатов (что само по себе вносило большие коррективы в миссию греко-католиков), а во-вторых, после разделов Польши униаты вообще были под угрозой системного уничтожения. Униатская Церковь сохранилась только в Галичине, которая вошла в состав империи Габсбургов, где, наконец, ее состояние в течение всего XIX века также было далеко от идеального.

Только в начале ХХ века в украинском униатстве начинается подъем, обусловленный деятельностью митрополита Андрея Шептицкого, который возглавлял греко-католиков в течение 1901-1944 гг. Сам граф Роман Мария Шептицкий (в миру Андрей Шептицкий) принял энергичные меры для «оздоровления» церковной жизни западноукраинских униатов. Однако его планы были куда масштабнее – владыка Андрей имел целью насадить «униатсво» в Восточной Украине и в России, желая стать единственным главой униатской Церкви всего восточнославянского пространства.

Интронизация нового митрополита Украинской Греко-Католической Церкви Андрея Шептицкого состоялась 17 января 1901 года. Показательно, что к традиционному титулу главы галицких униатов «митрополита Галицкого, архиепископа Львовского, епископа Каменец-Подольского» – 35-летний митрополит получил от Папы Римского Льва XIII полномочия «Апостольского администратора Украины». Данный титул указывал уже на полные попытки претендовать на всю территорию Украины, которая, в свою очередь своим большинством входила в состав Российской империи. Что показательно на данных территориях вообще не было ни одного храма униатов, а тем более каких-то номинальных групп. Поэтому перед графом Шептицким стояла первоочередная задача – сделать чтобы прозелитические попытки Ватикана, руками главы УГКЦ воплотились в жизнь.

Для этой миссии владыке Андрею удалось привлечь некоторых священников РПЦ. О том, как проходила униатская миссия в России, свидетельствуют адресованные митрополиту греко-католиков письма тайного католического священника восточного обряда Иоанна Дайбнера. С этой переписки нам становится понятным, что священники, которые перешли в униатсво так и продолжали свое служение в Православной Церкви, хотя по сути были тайными агентами, выполняя поставленные перед ними задачи. Так, в частности информируя владыку Андрея о намерении православного священника Ювеналия Землянужнова из села Шиленского Уральской области перейти в униатсво, Дайбнер писал: «Если он уедет Заграницу или уйдет из священников, то он пропал для нашего дела. Самое лучшее, это чтобы он оставался священником в своем приходе, как я ему советовал, и он, кажется, согласен. Но тут есть некоторые затруднения. Мне кажется, что священник может остаться по наружности православным. На литургии он может вынимать частицы не за синод и не за своего схизматического епископа, а за Папу и за своего Львовского Митрополита. Когда же громко поминать синод и епископа, то может это делать как молитву об их обращении к Св. вере и пр. Иногда  у них бывают сослужения соборные со своим епископом, — вот это немного затруднительно. Кроме того, у них есть духовник обязательный, которому священники должны исповедоваться. Есть и другие подобные затруднительные обстоятельства. Но мне кажется, что ради пропаганды необходимо, чтобы им широко посмотреть на дело, и все, что можно позволить, то позволил бы. Лучше всего было бы, чтобы Вашему Высокопреосвященству дана была из Рима ради пропаганды некоторая коммуникация в тайне в необходимых случаях. Во всяком случае, если не посмотреть широко на дело, то приходится отказываться от пропаганды или ее уменьшить; нельзя будет уже обращать православных священников, а между тем хорошо было бы их обращать, чтобы они могли обращать постепенно своих прихожан и даже своих коллег-священников». (1).

Шептицкий тайно направлял из Галиции в Россию монахов Базилианского ордена, которые должны были вести пропаганду униатства и инструктировать русских католиков на местах. В частности, в 1904 году в Саратов к Дейбнеру приезжал эмиссар Шептицкого – базилианский иеромонах Иеремия Ломницкий. Дейбнер рекомендовал Шептицкому, чтобы эти эмиссары очень внимательно изучали обряды и литургические особенности Русской Православной Церкви, принимая во внимание их отличие от литургической практики галицких униатов. Владыка Андрей с большим вниманием отнесся к этой рекомендации: проводимая им в начале ХХ века реформа в Греко-Католической Церкви Галичины имела целью приблизить к тому времени латинизированную обрядность униатов, максимально к православному богослужению.

Также стоит отметить, что активной пропагандой униатства в России занимался доктор медицины, статский советник Иосиф Добрянский, который проживал в Петербурге (сам униат, сын греко-католического священника из Галичины) и православный священник Алексей Зерчанинов, который принял унию.

26 ноября 1907 года Шептицкий издал пастырское послание «Сближаются времена …», которое по сути было посвящено сближению Восточных Церквей с Ватиканом, и, кстати, написано в стиле католической экклезиологии: «…нужно, чтобы каждый наш верный умел различать католическую Церковь от других по главному знамению единства, по которому верным легче всего познавать истинную Церковь. Характер вселенской Церкви яснее выражается в том признаке, что в Церкви есть одна власть, власть всемирная, власть римских архиереев, и без этой всенародной власти, без учительского, непогрешимого руководства невозможно и немыслимо церковное единство между христианами…».

Этот документ достаточно ярко свидетельствует: владыка Андрей плохо понимал глубину различия между католиками и православными в аспектах догматических, аскетических и мистических. Как человек, принадлежала к западной культуре и лишь формально соблюдая восточного обряда, Шептицкий верил, что его главная миссионерская задача – добиться признания православными папского примата при сохранении восточного обряда. По его мнению, это бы позволило вернуться к тому состоянию, в котором Христианская Церковь находилась до Большого раскола 1054 года.

1.Митрополит Андрей Шептицкий: Жизнь и Деятельность: Церковь и церковное единство: Документы и материалы, 1899 – 1944. Т.1. Львов, 1995. С. 109-121.

Похожие публикации