Почему Фанар отказался от Синаксиса по «украинскому вопросу»?

«Раскольники остались раскольниками. Единожды раскольник — раскольник навсегда, за исключением случаев искреннего обращения и глубокого покаяния. Единственной Церковью, которую Сербская Церковь знает и признаёт, является каноническая Украинская Православная Церковь во главе с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием…»

Заявление Сербской Православной Церкви по церковной ситуации в Украине

В последних заявлениях Патриарха Константинопольского Варфоломея повторяется уже хорошо известный постулат: Фанар в одностороннем порядке провозглашает новообразованные автокефалии. Об этом лидер Константинопольской Церкви заявил в интервью сербскому изданию «Политика» и в официальном письме Патриарху Антиохийскому Иоанну. При этом такая трактовка канонического права идет вразрез с ранее принятыми договоренностями и документами в семье Православных Церквей, которые константинопольская сторона подписывала. Такие заявления, без сомнения, дискредитирую престол Константинополя и вносят недоразумения в функционирование Православной Церкви в целом.

Причина проблемы

Безусловно, поспешные действия Константинопольской Патриархии по дарованию автокефалии раскольническим структурам в Украине являются местью за Критский собор 2016 года. Об этом, собственно, лидер Фанара открыто и свидетельствует в письме к Патриарху Иоанну Антиохийскому  «…в ответ Мы Вас (Антиохийскую Церковь – авт.) информируем, что после того, когда четыре Православных Церкви, с церковной и богословской точки зрения без причины, отказались присутствовать в деле Вселенского Священного Собора, чему нет оправданий, и Ваша древняя Церковь была одной из них, Вселенский Патриархат имеет серьёзное основание воздержаться от такого собрания (возможный синаксис по украинскому вопросу – авт.) на общеправославном уровне, которое будет бесполезным, поскольку приведет к согласию только в том, что участники будут несогласны друг с другом…».

Мечта Патриарха Варфоломея о «Вселенском» соборе так и осталась несбыточной, ведь четыре Поместные Церкви тогда отказались на него ехать, а это непосредственно противоречит общеправославному консенсусу в предсоборном процессе.

Согласно наработанным документам, по инициативе Константинопольской Церкви, начиная с Родосского совещания 1961 года, «Решения общих собраний принимаются при полном единогласии делегаций Церквей» (Порядок функционирования и работы Родосской всеправославной конференции, п. 14). В дальнейшем это правило было закреплено Регламентом Всеправославных предсоборных совещаний 1986 года: «…тексты по всем темам повестки Всеправославных предсоборных совещаний утверждаются единогласно» (ст. 16). Собранием Предстоятелей Поместных Церквей в 2014 году было подтверждено, что «все решения, как во время Собора, так и на подготовительных этапах, принимаются на основе консенсуса» (Решение Собрания Предстоятелей, п. 2а). Тот же принцип установлен в Регламенте организации и работы Святого и Великого Собора Православной Церкви, который был разработан Собранием Предстоятелей Православных Церквей, что состоялся в Шамбези 21-28 января 2016 года. Данный Регламент предусматривает, что Собор «созывается Его Святейшеством Вселенским Патриархом с согласия Блаженнейших Предстоятелей всех общепризнанных Поместных автокефальных Православных Церквей» (ст. 1).

Фактически данные решения противоречат позиции Константинопольской Церкви, поскольку все предсоборные совещания и собрания, которые утверждены документально, не выполняются тогдашним модератором православного единства – Патриархом Варфоломеем.

Вопрос автокефалии

Данный документ, безусловно, бы и есть в разработке, однако реалии нынешнего дня таковы, что Фанар не выполняет своих же решений.

В период с 1961 года (Родосское совещание) по 1993 год (Межправославная подготовительная комиссия в Шамбези) восемь Поместных Церквей предоставили свой вариант документа «Автокефалия и способы ее предоставления». Вследствие обработки данных документов появились две совсем разные модели предоставления автокефалии. Константинопольская, Александрийская, Иерусалимская и Элладская Церкви указывали на приоритет Вселенских Соборов и Поместных Соборов Константинопольской Церкви. Московский, Румынский и Болгарский Патриархаты и Польская Православная Церковь указывали на самостоятельное право каждой автокефальной Церкви даровать автокефалию своей канонической части.

Однако было согласие в следующем аспекте: автокефалия предоставляется по согласию Матери-Церкви, к которой, собственно, на данном этапе и принадлежит та часть, что хочет получить этот статус. А во-вторых, должно быть консолидированное подтверждение других Поместных Церквей: «выражается единогласием Соборов автокефальных Церквей».

В 2009 году на Межправославной предсоборной комиссии в Шамбези удалось утвердить пункт документа (сформированного еще в 1993 году) по провозглашению автокефалии: «3. в) Выражая согласие Церкви-Матери и всеправославный консенсус, Вселенский Патриарх официально провозглашает автокефалию ходатайствующей об этом Церкви посредством издания Томоса об автокефалии. Этот Томос подписывается Вселенским Патриархом и свидетельствуется подписями в нем Блаженнейших Предстоятелей Святейших автокефальных Церквей, приглашенных для этого Вселенским Патриархом».

Таким образом, опять подчеркивается формат межправославного консенсуса как главного фактора в провозглашении автокефалии.

Сегодняшние месседжи Патриарха Варфоломея и его сторонников прямо противоречат ранее подписанным документам константинопольской стороной, и еще раз указывают на двойные стандарты в политике официального Фанара, что, опять-таки, противоречит нормам в семье Православной Церкви.

Ситуация действительно непростая. Она обусловлена, в первую очередь, властными полномочиями Константинополя, которые зародились в эпоху Мелетия Метаксакиса.

Более того, репутация Фанара понесла серьезные потери. Согласитесь: отмена документов трехсотлетней давности (что противоречит каноническим нормам о 30-летнем праве апелляции на административных территориях), восстановление в сане преданных анафеме лиц (решение об осуждении которых сначала поддержали), единоличное дарование так называемой «автокефалии», которая стала еще худшим расколом, отказ обсуждать сложный «украинский вопрос» на Синаксисе – данные решения ставят под большое сомнение авторитет и способность Константинополя модерировать православный диалог. Тезис «первого без равных» (primussineparibus) вообще требует дать каноническую оценку действиям Фанара.

Почему Константинополь на самом деле боится созывать Синаксис? Ответ очевиден – никто не поддержал решение Фанара по «ПЦУ». Более того, Церкви на официальном уровне говорят, что ситуация зашла в тупик и нужно собраться, чтобы обговорить, как действовать (Синоды Антиохийской, Кипрской, Румынской, Сербской, Польской Церквей, Церкви Чешских земель и Словакии).

Очевидно, в ближайшей перспективе мы получим ответы на эти вопросы, ведь православная экклесиология видоизменяется, и Православная Церковь не может на это не реагировать.

МАРК ОБНОРСКИЙ

Похожие публикации