Почему на Кипре собраться было можно, а в Иерусалиме нельзя?

Отказ Антиохийской Церкви достаточно неприятен. Ну, хоть теперь перестанут говорить о “сателлитах” РПЦ.

Причины отказа могут быть разными. Например, если вспомнить, что четвертая часть Антиохийской Церкви, условно говоря, находится в Ливане. В марте 2019 года туда приезжал… госсекретарь США Майк Помпео. Встречался с митрополитом Бейрутским Илией. Ливанская часть Антиохийского патриархата, напомним, уже хотела автокефалию в 1929 году, мотивируя это политической независимостью государства (знакомо, да?).

Еще одна возможная причина – не смогли до конца договориться с Иерусалимской Церковью по Катару. Кстати, почему-то те, кто упрекает в разрыве евхаристического общения РПЦ с Константинополем, ничего не говорят в адрес Антиохии, которая разорвала “всякое церковное общение” с Иерусалимской Церковью в 2015 году.

Что касается формулировки отказа, то она вызывает недоумение. Как “братское общение” может повредить единству? Почему Кипрскому предстоятелю можно собирать на Кипре предстоятелей других Церквей (в том числе на встрече присутствовал и Антиохийский патриарх!), а патриарху Иерусалимскому нельзя?

Facebook

Похожие публикации