Повторит ли митрополит Александр (Драбинко) судьбу Филарета?

Несколько дней назад один из иерархов Украинской Православной Церкви, бывший секретарь Предстоятеля, митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко) публично заявил о своей поддержке идеи автокефалии Церкви в Украине: «Независимо от результатов решения Вселенского Патриарха я хочу сегодня публично поддержать идею автокефалии Украинской Церкви. При этом делаю это сознательно, прекрасно понимая все риски, которые может навлечь на меня эта позиция. Дело в том, что, проанализировав почти столетнюю борьбу украинских православных христиан за автокефалию, я понял: альтернативы канонической самостоятельности нашей Церкви просто не существует», – говорится в сообщении.

По сути, нового мы ничего не узнали, лишь подтвердились предыдущие заявления владыки. Однако возникает вопрос: почему об этом митрополит заявил именно сейчас, и почему так помпезно? Наверно, все связано с последними событиями в украинском православии: Президент с Верховным Советом обращаются к Вселенскому Патриарху с просьбой об автокефалии, неканонические структуры УПЦ КП и УАПЦ следуют за ними, и рядом с ними выступает один из епископов УПЦ, причем викарий (помощник) Предстоятеля.

Если заглянуть за ширму этого спектакля, то можно проследить, что все последовало неслучайно. Очевидно, что Вселенский Патриарх понимает: епископы КП и УАПЦ нелегитимны (поскольку сами заново совершают над ними хиротонию), и нужен кто-то третий, кто бы соответствовал действующему каноническому порядку. Владыка Александр очень хорошо подходит на эту роль. Не будем обращаться к материалам прошлого, в которых бывший «атташе» УПЦ резко критикует раскольников (например, работа «Почему раскольнические группировки в Украине называются неканоническими?»), а попробуем проанализировать, что из этого может выйти в перспективе.

На самом деле термин «проукраинское крыло УПЦ» в свое время придумали представители раскола. Это такие себе епископы-патриоты,которые будто бы в душе преданы Украине и, в принципе, готовы пойти на союз с раскольниками. Сделано это для того, чтобы в дальнейшей перспективе переманить их к себе и одновременно будто «легализировать» раскол.

Нечто подобное мы наблюдаем теперь. Доподлинно известно о тесном контакте митрополита Александра (Драбинко) с Администрацией Президента. Он завязался еще с 2014 года, когда отошел в вечность митрополит Владимир (Сабодан), и все прекрасно понимали (из окружения владыки Александра), что придет кто-то новый, кто совсем иначе будет проводить политику. Ставку тогда сделали на митрополита Винницкого и Барского Симеона(Шостацкого) – именно он был представителем «проукраинского крыла» на выборах 2014 года. По всем сценариям того времени, владыка Симеон должен был возглавить митрополичью киевскую кафедру, а владыка Александр должен был получить пост церковного премьер-министра – управляющего делами. Работа проводилась масштабная, поскольку на местах председатели облгосадминистраций, СБУ, прокуратуры организовывали неформальные встречи с епископатом и заставляли голосовать за митрополита Винницкого.

Но желаемое не стало действительным, и первый автокефальный проект пролетел.

Нынешняя ситуация отличается в корне. Только догадываться можно, чего стоит ожидать. Однако наиболее вероятным выглядит следующий сценарий. Митрополит Александр возглавляет так называемую институцию, смесь КП и УАПЦ – и эта новообразованная структура должна получить документ о признании. Но мало верится в то, что это объединение состоится (предыдущая практика диалогов УАПЦ с УПЦ КП известна), а во-вторых, мгновенно при переходе митрополита в раскол его запрещают в служении с дальнейшим рассмотрением дела на Архиерейском Соборе. Могут возразить, мол, реакция из УПЦ пойдет масштабнее: выйдут целые епархии с архиереями. Но на самом деле это не так.

Примером тому могут быть события в Одессе в начале 90-х прошлого столетия, когда духовенство просто выгнало своего епископа за то, что тот поддержал Филарета. Да и возникают глубокие сомнения, что епископы, которым, может, и симпатичен автокефальный вектор, пойдут так бессмысленно в новообразованную «поместную» структуру. Возможно, конечно, и давление на архиереев, чтобы они посильно переходили, но это уже не те методы, которыми создают Церковь.

В данном случае мы можем проследить некоторые параллели владыки Александра с Филаретом: поначалу, когда они обладали и руководили всем, контролировали фактически административный и финансовый аппарат, – они были противниками «автокефалии». Говорили, что единство важнее разделения, а Церковь делить по национальному компоненту нельзя. Довольно странными сегодня являются заявления владыки Александра в контексте автокефалии, ведь совсем недавно он говорил другое: «…Мировое Православие не готово сегодня признать Украину канонической территорией Константинопольского Патриархата. Итак, и принятие под юрисдикцию Константинополя УПЦ КП и УАПЦ не было бы принято однозначно и единогласно как мероприятие, направленное на преодоление раскола в украинском православии. Действия Константинополя гипотетически поддержали бы лишь те Поместные Церкви, которые сегодня однозначно на него ориентируются. В то же время самый влиятельный в православном мире Московский Патриархат не признал бы законности такой канонической меры, видя в ней проявление гегемонистских тенденций Константинополя. Возник бы фактический раскол в мировом Православии…».

Но сегодня митрополит Александр говорит, что разделение – это, в принципе, нормально, да и теоретически может возглавить это «автокефальное» движение. Как вы думаете, можно такому человеку верить? То же было и с Филаретом: ему не поверили и не поддержали только потому, что он сотворил раскол по политическим причинам и собственным амбициям, он не был идеологически сторонником автокефалии, он просто хотел отомстить Москве. Аналогично с владыкой Александром. Поэтому стоит ему припомнить, как он себя позиционировал в данном вопросе: «…Даже если гипотетически представить, что Константинополь включит в свой состав претендентов на легитимацию, то тут же появятся новые раскольники, недовольные политикой руководства. Ведь раскольнический тип мышления изживается церковным покаянием, а не политически мотивированным объединением…». Мудро, согласитесь?

Константинополь уже давно лелеет надежды создать в Украине параллельные юрисдикции: мол, в Европе это нормально, ведь в одном государстве существуют храмы разных Поместных Церквей. Это обусловлено в первую очередь критическим положением самой Константинопольской Патриархии: район Фанар в Стамбуле стабильно находится в окружении мусульман, а сама паства малочисленна. Поэтому Патриарх Варфоломей ищет все «новые земли» для своего расширения. Украина подходит прекрасно, поскольку Крещение состоялось именно из Византии, да и население в подавляющем большинстве православное. Поэтому «финансовый донор» в лице раскольников – это прекрасный вариант. А с другой стороны, КП и УАПЦ ничего, кроме признания, и не надо: по сути, их мало интересует, что возникнет «великая схизма» в Православии.

Московская Патриархия, в свою очередь, никаких официальных обращений и документов не принимала и ожидает, что может быть решено в Стамбуле. Если теоретически и допустить, что Синод Константинопольского Патриархата примет решение, которое каким-то образом даст импульс КП и УАПЦ влиться в состав Вселенского Патриархата (чтобы их легализировать, другого варианта просто нет, слово «автокефалия» не будет принято априори), то РПЦ однозначно разорвет евхаристическое общение с Фанаром (решение, которое поддержат Поместные Церкви: Грузинская, Сербская, Болгарская, Александрийская, Антиохийская, Польская – это как минимум).

Вопрос: Вселенский Патриарх однозначно остается в меньшинстве, потеряно общение с большинством Православных Церквей, однозначно негативная реакция Ватикана (и для Варфоломея это сверхважно), однако «украинские раскольники» условно признаны. В Украине существует две параллельные юрисдикции, и о мире между православными можно забыть на века.

И плюс существует реальная угроза, что возникнет еще один раскол. Поскольку Филарет уже 90-летний, и велика вероятность, что соборно они не выберут нового лидера, – будет еще несколько патриархов. Как вам такая перспектива? Вместо Единой Церкви – несколько расколов, раздор и анархия. Ведь современная украинская церковная история помнит период, когда у нас было несколько патриархов: Филарет, Димитрий Ярема и униатский Мирослав Любачевский. И притом они все претендовали на киевскую кафедру, и вели свою историю от Владимирова Крещения.

Поэтому в нынешних реалиях сторонникам автокефального движения стоит задуматься, что для них является главным – мир и единство Церкви или собственные меркантильные амбиции?

Сергей Назарчук

Похожие публикации