Украинская Православная Церковь и церковный раскол: генеза развития

«Под давлением тогдашнего митрополита Филарета Собор Украинской Православной Церкви (1-3 ноября 1991 г. – авт.) вынес следующее Постановление: «Обратиться к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и епископату Русской Православной Церкви с просьбой даровать Украинской Православной Церкви полную каноническую самостоятельность, то есть автокефалию, поскольку провозгласить автокефалию может только высший орган Поместной Церкви в лице Собора епископов»… Необходимо акцентировать внимание на том, что «решение» о полной самостоятельности УПЦ было принято руководством, как говорится, «сверху». Продиктовано оно было не актуальностью желания автокефалии в среде церковного народа, а почти исключительно личным желанием

Предстоятеля в русле официальной государственной политики…»

Митрополит Александр Драбинко «Православие в посттоталитарной Украине»

Апологеты создания новой структуры под названием ПЦУ (СЦУ) во властных кабинетах и Патриархии на Фанаре мотивируют свои поспешные и необдуманные действия так называемой «недейственностью» Украинской Православной Церкви относительно исцеления раскола. Однако на самом деле это большая ошибка. С момента функционирования «раскола» в независимой Украине каноническая Церковь неоднократно обращала внимание межправославного сообщества и граждан Украины на ненормальность существования церковного разделения. Более того, все канонические православные Церкви без исключения считали и считают именно УПЦ единственной Церковью, которая находится в канонической орбите. Однако события 2018-2019 годов, инициированные определенными геополитическими структурами, с участием Патриарха Константинопольского, породили новый виток церковного противостояния.

Фанар и «украинский вопрос»

Принципиально важно понимать, что в период с 1992 года, когда раскол официально состоялся (25 июня 1992 года), Константинопольская Патриархия в лице Патриарха Варфоломея занимала четкую и понятную позицию касательно украинского вопроса. Так, в своем ответе от 26 августа 1992 года на сообщение о решении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, который лишил сана митрополита Филарета (Денисенко), Патриарх Варфоломей, обращаясь в письме к Патриарху Алексию II, пишет следующее: «Мы желаем братски сообщить Вашей любви, что наша… Церковь, признавая полноту исключительной по этому вопросу компетенции Вашей Церкви, принимает синодально решенное о вышесказанном, не желая доставлять никакой трудности Вашей Сестре-Церкви».

В ответ на решение касательно отлучения от Церкви монаха Филарета (Денисенко) на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 1997 года Патриарх Варфоломей сообщает: «Мы с должным вниманием на заседании нашего Святого и Священного Синода прочитали  письмо о каноническом решении Вашего Священного Синода относительно анафематствования Филарета (Михаила Денисенко)… Получив уведомление об упомянутом решении, мы сообщили о нем иерархии нашего Вселенского Престола и просили ее впредь никакого церковного общения с упомянутыми лицами не иметь».

В письме от 22 июля 2005 года Предстоятель Константинопольской Церкви сообщает Патриарху Алексию II о встрече с Президентом Украины В. А. Ющенко на Фанаре, во время которой обсуждалась церковная ситуация в государстве: «Наша Мерность… указала на необходимость ее решения посредством предписанной священными канонами церковной практики и, прежде всего, предложила продолжить диалог между Московским Патриархатом и Вселенским Патриархатом».

В письме от 4 декабря 2015 года отмечается: «Святейшая Константинопольская Церковь время от времени принимает и, как это должно быть, внимательно выслушивает просьбы православных верующих на Украине и ее гражданских властей о разрешении… разделений среди православной паствы, не ставя при этом каким-либо образом под сомнение канонические права вашей Святейшей Русской Церкви там… мы еще раз заявляем Вашему Блаженству, что дали ясные указания воздерживаться от всякого общения в таинствах или сослужении с данными раскольниками… заботясь о поддержании братских отношений между нашими Церквами, каковые мы считаем драгоценным благом, мы не будем предпринимать никаких действий, которые могли бы вызвать огорчение, желая, чтобы все было устроено, по возможности, путем доброго сотрудничества наших Церквей…».

Таким образом, Патриарх Варфоломей на официальном уровне принял действия Русской Православной Церкви как по анафеме экс-митрополита Филарета, так и по церковным юрисдикционным территориям в Украине.

Языком официальных документов

В 1993 году епископат Украинской Православной Церкви обратился с посланием к православным Украины, в котором высказался о позиции УПЦ в обществе и шагах преодоления раскола: «Сегодня мы соборно поднимаем свой голос и снова свидетельствуем, что мы всегда были, есть и будем со своим народом. Мы делили и дальше будем делить с ним его радость и горе, его счастье и печаль. Ибо мы же плоть от плоти своего народа, граждане своего Украинского государства. Мы молимся за нашу Украинскую землю, за власть, за воинство и за всех людей, и просим, чтобы Господь благословил нас всех миром… Мы стремимся к церковному объединению, которое должно состояться на канонических принципах, то есть объединению благодатного, что было бы признано всем мировым Православием… Важной предпосылкой такого церковного объединения является прекращение вмешательства некоторых представителей власти и общественных организаций, а также политиков и журналистов во внутреннюю жизнь Церкви. Уже давно всем известно, что эти вмешательства, кроме вражды и междоусобиц, ничего хорошего не приносят…».

Богословская комиссия в 1998 года (слова довольно пророческие) предостерегала от условного «объединения» на фоне так называемого парламентаризма (что, собственно, произошло с так называемой ПЦУ), что мы и читаем в итоговом коммюнике: «Парламентский же путь объединения не соответствует природе Церкви, и, как внешний и чужеродный, не исцелит, а усложнит и загонит церковную болезнь вглубь… Совершенно понятно, что путь, который Вам (Главе Фундации Объединения Украины Кравцу Н. М. – авт.) предлагают советники из известной среды, не является конструктивным, хотя для них это – удобный повод очередной раз показать себя борцами за единство. Церковь и общая история учат: объединение чего-либо ускоренным темпом и призрачными (хотя по виду и оправданными) методами будет домом на песке, который не выдержит наименьшего ветра, откуда бы он ни веял. Реальный мир и церковное единство могут быть достигнуты лишь в результате процесса объединения на канонической основе…» (пункт 2).

А далее указывается на опыт объединения в среде самого раскола: «Какие-либо внеканонические пути установления единства, хотя ситуативно и кажутся кое-кому нормальными и приемлемыми, с конъюнктурной точки зрения, на самом деле ничего доброго не дадут. Вспомните, сколько раз объединялись УПЦ КП с УАПЦ, сколько раз переходили руководители эти группировок из одной юрисдикции в другую, а потом возвращались назад. Пренебрегая канонами один раз, люди из той среды пренебрегали ими и дальше столько раз, сколько им это было выгодно» (пункт 3).

В обращении Священного Синода от 2009 года к «Верным чадам Украинской Православной Церкви» указывается, что покаяние не является унизительной формой по отношению к тем, кто находится за оградой Церкви: «Путь к восстановлению единства пролегает через покаяние, то есть через благодатную «смену разума» и образа жизни отсоединившихся. Покаяние, к которому призывает Святая Церковь тех, кто отошел в раскол, — это не унизительная процедура выспрашивания прощения, как это кто-то, возможно, себе представляет. Покаяние мирян – это признание перед Богом собственного несовершенства, которое стало причиной отдаления от Бога и Его Церкви…».

А далее указывается на принцип «икономии», который готовы применить: «Украинская Православная Церковь готова забыть о тех ранах, что нанесли ей те, кто отсоединился от нее… Церковь готова проявить милосердие и по-евангельски засвидетельствовать любовь к тем, кто совершил грех. Но мы не можем принять грех как таковой, то есть собственно раскол…».

Инициативные шаги самих участников раскола касательно возвращения

Не так давно глава Киевского патриархата Филарет (Денисенко) сам повторял тезисы о примирении. В 2017 году на имя Патриарха Кирилла он отправил письмо с просьбой по регулированию ситуации: «Желая прекратить разделения и распри» между православными христианами, восстановить евхаристическое и молитвенное общение, как это надлежит в Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, ради достижения Богом заповеданного мира между единоверными православными христианами и примирения между народами, обращаюсь к Вам с призывом принять надлежащие решения, благодаря которым будет положен конец существующему противостоянию».

Однако такой шаг был непопулярным в глазах украинской власти, поскольку «Единая Церковь», которая строится на канонических началах, просто невыгодна радикально настроенному истеблишменту. Потому Филарет быстро дезавуировал свои предыдущие решения.

Немного ранее в УПЦ велись переговоры с авторитетными иерархами Киевского патриархата «митрополитами» Андреем Гораком и Яковом Панчуком. Были достигнуты определенные договоренности по их возвращению в лоно Церкви, однако, в силу внезапных обстоятельств, данные архиереи неожиданно отошли в вечность.

Да и сами лидеры УАПЦ (в лице Предстоятеля Мефодия Кудрякова) старались вести диалог скорее с главой УПЦ Митрополитом Владимиром (Сабоданом), чем с Филаретом (попыток объединения УАПЦ и КП было немало, однако без результата.

Выводы

Как видим, ситуация по преодолению раскола была динамичной и поступательной со стороны канонической Украинской Православной Церкви. Указывается на единственный возможный путь исцеления раскола, но вместе с тем подчеркивается, что Церковь должна стоять на своих началах и грех непосредственно называть грехом. Нечто подобное мы и видели в официальной позиции Фанара на примере документов, но все это нивелировалось в 2018-2019 годах в силу политических аспектов. Сами участники раскола старались выйти из изоляции, однако снова что-то вставало на пути. Так или иначе, принципиальная позиция УПЦ звучит в унисон с позицией других Поместных Церквей, которые уже официально прокомментировали свое неприятие ПЦУ.

Данную ситуацию можно охарактеризовать следующими словами: «Можно украсть имя у Церкви, можно украсть здания, но веру у народа нельзя уничтожить или украсть, ее нельзя искусственно «скорректировать» в зависимости от политической ситуации. Кто пытается сейчас это сделать в Украине — жалкие люди, они не представляют себе истинную силу и красоту Православной веры и Православной Церкви». 

МАРК ОБНОРСКИЙ

Похожие публикации