«Дело ликвидации унии было главной идеей в жизни Гавриила Костельника» – доктор Андрей Савицкий

Благодаря протопресвитеру Гавриилу Костельнику в 1946 году было отменено Брестскую унию, тысячи верующих людей вернулись в лоно прародительской Православной Церкви. О главных мотивах воссоединения и о развитии событий рассказал в свое время Андрей Николаевич Савицкий, который долгое время работал с доктором Костельником.

«Дело ликвидации унии было главной идеей в жизни Гавриила Костельника» – доктор Андрей Савицкий

(Доктор Андрей Савицкий с 1945 года проживает во Львове. Он выполнял церковное послушание иподиакона и пресс-секретаря у владыки Макария (будущего Предстоятеля Православной Церкви в Польше). Сегодня он является почетным ветераном-корреспондентом «Православного вестника» – единственного церковного издания в Украине советского времени. в 1946 году после завершения львовского Собора Андрей Николаевич стал личным секретарем протопресвитера Гариила Костельника – инициатора воссоединения греко-католиков с Православной Церковью, что произошло в том времени. Он поделился воспоминаниями о деятельности и личности известного церковного деятеля).

 Андрей Николаевич, как вы познакомились с протопресвитером Гавриилом Костельником?

Я родился в Кременецком уезде на Волыни. В 1942-1943 годах учился на пастырско-богословских курсах при Почаевской Лавре, а в 1945 году по рекомендации военкома попал на обучение во Львовский лесотехнический институт.

Я современник Львовского объединительного собора. С отцом Гавриилом Костельником начал общаться и сотрудничать в ноябре 1946 года. Это была случайность. Я ходил в Свято-Георгиевского храма, пел, был чтецом. Мой коллега Сергей Хруцкий, секретарь собора, при очередной встрече на богослужении сказал, что протопресвитеру Гавриилу нужен секретарь, который бы печатал его материал.

Мы пришли на квартиру. Я перечитал первую страницу. Он писал «по-аптекарски», было трудно разобрать почерк, но быстро освоился. Впоследствии я предложил изменить его тексты. Однажды даже сказал: «Отец Гавриил, в Ваших произведениях много галицкого жаргона, возможно, тексты следует немного украинизировать?». Когда принес второй, отредактированный мной, экземпляр, то он со мной согласился. Ему нравилась моя работа, после ознакомления с текстами мы имели долгий разговор. Впоследствии на несколько недель ездили в Москву в Патриархию и имели хорошую возможность общаться. Таким образом я с ним и познакомился.

 Каким человеком был доктор Гавриил Костельник?

Характеризовать отца Гавриила Костельника как человека сложно. Он был очень хорошим, очень трудолюбивым, быстро находил общий язык с другими. Когда собеседник высказывал свое мнение, с которым он не был согласен, – сразу вступал в дискуссию, которая была очень острой. Каждый собеседник мог рассчитывать на то, что отец Костельник загонит его в тупик. Ему импонировали такие собеседники, которые аргументированно, с глубокой логикой излагали свои взгляды. В таком случае он получал большое удовольствие.

Относительно работоспособности можно сказать, что каждая минута жизни, кроме короткого сна, была заполнена трудами. По этому поводу он говорил: «Если бы не было моей жены Элеоноры, я бы не был Костельник». В каком смысле? Например, мы собрались на концерт. Вышли на улицу. «Мне пришла на ум мысль, – говорил отец Костельник, – возвращаемся домой, и я буду писать». И возвращались домой без возражений. Становился за пульт, на стол клал необходимые книги, и начинал писать стоя.

Господин Андрей, возвращаясь к воспоминаниям тех лет, расскажите, какие настроения царили среди униатского духовенства Галичины до и после воссоеденительного Собора?

Это очень сложный вопрос, на него не так просто ответить. Попробуйте сейчас сказать ксендзу: «Иди, отправляй по православному служебнику». Это не такое простое дело, как кому-то сейчас кажется. Нужно отдать должное Инициативной группе, возглавленной протопресвитером Гавриилом Костельником, его энергии и колоссальным богословским знаниям, искусству убеждать. Относительно духовенства, то к инициативной группе присоединилось немало – 986 человек (281 священник выступил против). Большинство из них были убеждены в своем выборе. В какой степени? Были разные категории людей, и их можно было определить по-разному отношению к Церкви как таковой и Православной Церкви в контексте ее положения в бывшем безбожном Советском Союзе. Одни присоединялись к Инициативной группы из следующих сообрадений: «Если не присоединюсь, вывезут в Сибирь, то буду лишен труда», но значительная часть была убеждена, что возвращается в лоно Православной Церкви. Храмы во Львове, были всегда переполнены. Так шаг своего духовенства восприняла простая паства, и так было всегда.

Некоторые из современных греко-католических историков стремятся доказать, что еще в послевоенные годы воссоедененные греко-католики без всяких изменений придерживались униатства …

Я не согласен с таким мнением. В 1947 году случился неприятный инцидент. Настоятель Свято-Георгиевського храма отец Серафим (Казновецкий) – не знаю, что ему «грянули в голову» – написал рапорт Патриарху, что в бывших униатских храмах и среди духовенства нет никаких изменений. Для выяснения вопроса во Львов приехал казанский архиепископ Гермоген (впоследствии ректор Москвоських духовных академии и семинарии), который знал в совершенстве латинство. Он не нашел здесь совершенно ничего крамольного. Были разработаны тринадцать пунктов, которых обязательно нужно было соблюдать духовенству воссоедененных приходов, а упомянутого настоятеля за такое перевели в другую епархию.

Шестидесятилетие Львовского Собора и ликвидации Брестской унии – торжественное событие для Украинской Православной Церкви. С другой стороны, начальник Греко-Католической Церкви кардинал Любомир Гузар заявил, что также вспомнит годовщину «псевдособора», и униатами будут отмечены страдания всех тех, кто не подписал его решений ….

Гузару и другим эмигрантам легко заявлять и говорить подобное, поскольку они, с позволения сказать, «протирали свои штаны на чужих хлебах». Если бы он остался в Украине, то, я уверен, первым подал бы голос за воссоединение. В 1988 году я имел с ним разговор в Вене, когда по приглашению общества «Oriente» происходила встреча православных с греко-католиками. Никакого диалога не могло произойти в принципе.

Я предложил униатам посмотреть на этот акт, зная все реалии религиозной жизни в СССР со стороны, незаинтересовано, никого ни в чем не обвиняя. В 1988 году на Тысячелетие Крещения Руси журнал «Наука и религия» привел такие статистические данные: в Крымской области было – 11 приходов, в Полтавской – 36, в Астраханской – 19, в Вологодской – 17, а в Львовско-Тернопольской – 1007 приходов. Эти приходы беспрепятственно просуществовали все годы господства советской власти. Почему они задержались? Благодаря этому самому Акту воссоединения. Если в Ростовской области во время войны возобновилось 260 приходов, то на время Тысячелетия Крещения Руси осталось только 60, остальные закрыли. Много церквей были закрыты за годы советской власти в Галичине: Львовской, Тернопольской или Ивано-Франковской областях? Закрыли единицы. Гузар не нашел, что ответить, на выручку пришел проректор Украинского католического университета, который начал обвинять, что я говорю цифрами, поскольку возразить мой аргумент было невозможно.

Такое привилегированное положение Церкви в Галиции, между прочим, – также результат колоссального труда, проведенного отцом Костельником и его последователями. Он был сознательным священником, который не сбежал на Запад, а остался со своим народом и, как добрый евангельский пастырь, отдал свою жизнь за церковное стадо.

Обычные люди с уважением относятся к памяти священника Костельника, и время от времени кто-то и положит цветочек на его могилу. Во-вторых, каждый разумный человек в вопросе воссоединения Церквей приходит к такому выводу, что это был очень большой и необходимый труд, благодаря которому Церковь в западных областях Украины жила и сохранилась.

А как на счет наказаний тех, которые не соглашались?

Политическая жизнь после Первой мировой войны в жизни западноукраинских земель, входивших в состав Польши, фактически была возглавляемо духовенством. Для советской власти священный сан не давал защиты, и в той или иной степени каждый участвовал в политике – деятельности на идеологическом поле. Поэтому здесь нужно отличать одно от другого. Были такие униатские священники, которые не хотели объединиться. Они пошли на гражданскую работу. Вторая, незначительная часть была депортирована на Урал.

Кардинал Гузар на Венской встречи пытался что-то доказывать о репрессированных монахах, забывая, что после ухода немецких войск здесь их остались единицы. Почти все, как сотрудники с оккупационным режимом и агитаторы нацистских идей, выехали с немцами за границу. Я ему привел публикации в журнале Варшавской митрополии «Воскресное чтение». В 35 номере за 1927 год напечатан список 117 иерархов Русской Православной Церкви с их местонахождением: кто в тюрьме, кто в концлагере, кто на высылке. В публикации была приписка о репрессиях еще сорока высших церковных иерархов, местонахождение которых не установлено. С тех 117-ти после войны мне пришлось живыми увидеть только двух. Один из них, Астраханский архиепископ Филипп (Гумилевский), был на кафедре пять раз, и пять раз его арестовывали.

Я Кардиналу Гузару привел для сравнения статистику о представителях епископата, не считая десятков тысяч расстрелянных и замученных священнослужителей, и спросил, морально ли обвинять в послевоенных репрессиях Православную Церковь?

Возможен в перспективе диалог с униатами?

Я такого на сегодняшний день не вижу, причем не по нашей вине. Для меня непонятно, почему они ищут какие-то далекие-далекие пути. Но никто из греко-католических деятелей не скажет правду, что наша вера была православной и нас ксендзы-иезуиты и польское правительство в 1596 году насильно оторвали от Православной Церкви. Мы только видим много разговоров, которые в своем первоначальном замысле направлены на то, чтобы нас ни к чему не привести.

Как вы встретили весть об убийстве протопресвитера Гавриила Костельника?

В тот день мы с владыкой Макарием (Оксиюк) находились на престольном празднике в Мукачевской епархии. Когда пришло известие об убийстве протопресвитера украинскими подпольщиками, владыка Макарий вернулся во Львов. Был огромный похорон, провести отца Гавриила пришли тысячи людей, для которых в течение жизни он был большим наставником, учитилем и духовным авторитетом. Похоронен священнослужитель на Лычаковском кладбище.

Отец Гавриил Костельник любил доводить любое дело до логического завершения, а дело ликвидации унии было главной идеей его жизни.

 

Вестник пресс-службы УПЦ, №54 (март 2006 г.)