По следам митрополита Александра

Очень быстро митрополит Александр Драбинко, будучи апологетом и защитником чистоты канонического устройства Церкви, сменил поле деятельности. Предлагаем материал, тогда еще диакона, Александра Драбинко, в котором он активно и обоснованно защищает Церковь от раскола и попытки вмешаться в Ее внутренние дела. Напомним самому автору и современным его сторонникам слова митрополита из прошлого.

«Дипломатия» захвата, или история и печальные последствия одного «дополнения» – диакон Александр Драбинко.

После происшествия так называемого «объединительного Собора» 1992г., в конце 1993 канонической Украинской Православной Церкви с целью ее максимального ослабления был нанесен очередной удар. Украину затопила новая волна насилия по захвату храмов и имущества канонической Церкви.

Это стало возможным, когда с подачи председателя комитета по делам религий, Арсена Зинченко, Верховная Рада Украины приняла 15 декабря 1993 «Дополнения и изменения в Закон «О свободе совести и религиозных организациях».

«Культовая строение и имущество, находящееся в государственной собственности, – говорится в части 3 ст. 17 новой редакции закона, – может передаваться в поочередное пользование двум или более религиозным общинам по их взаимному согласию. При отсутствии такого согласия, государственный орган определяет порядок пользования культовым строением и имуществом, составляя с каждой общиной отдельный договор»(1).

Проводя через Верховную Раду эту поправку, которая значительно упрощала раскольникам путь к захвату храмов УПЦ, А. Зинченко и группа депутатов спекулятивно ссылались на резолюции седьмой конференции Богословского Диалога, состоявшейся 14 – 24 июля 1993 в монастыре Баламанд (Ливан) и известной своими Баламандскими соглашениями.

Негативные последствия такого законотворчества выявились уже скоро. Вооружившись этим «Дополнением» «патриарх» Владимир (Романюк) и «митрополит» Филарет (Денисенко), совместно посещая различные области Украины, стали призывать людей к насилию, давая практические рекомендации, как «выбрасывать» из храмов «московских попов» и тех, кто в вопросах церковной идеологии поддерживает их точку зрения (2).

«Преосвященным» и сторонникам Киевского Патриархата с Пушкинской, 36, рассылались рекомендательные письма: «Святейший Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Владимир (Романюк – авт.) благословил переход к более активным действиям по возврату собора общине Украинской Православной Церкви – Киевского Патриархата. Со своей стороны, Киевская Патриархия будет подавать соответствующую моральную поддержку прихода, как на месте, так и в столице Украины»(3).

Повсеместно из уст предводителей раскола звучали заявления, что приходов УПЦ, возглавляемой Митрополитом Владимиром (Сабоданом – авт.), в Украине должно быть не более 10%. Достичь этого необходимо с помощью организации параллельных общин и, используя возможность поочередного служения, выгонять верных УПЦ из церковных помещений (4).

Такое агрессивное поведение «патриарха» и его «заместителя» вызвало беспокойство Священного Синода УПЦ и заставило обратиться к Президенту, надеясь, что будут «приняты необходимые меры для нормализации церковной жизни в нашем молодом государстве», которые прекратят противозаконные действия по «разжиганию межрелигиозной розни в Украине, имеющих место в Киевской, Днепропетровской, Запорожской, Ровенской, Ивано-Франковской, Черновицкой и других областях»(5). В очередной раз надежды на помощь оказались тщетными.

Зная, что Л. Кравчук покровительствует расколу, власти на местах, приняв дополнения в закон во внимание и к руководству, по четко отработанной схеме начали «дарить» храмы, которые принадлежат УПЦ сторонникам Киевского Патриархата. Выглядело это так. В тех приходах, где верующие Православной Церкви были в большинстве, создавали параллельные общины Киевского Патриархата. Их регистрировали или просто на храм, что принадлежит УПЦ, или без указания юридического адреса в Уставе. Затем с помощью боевиков храм захватывали, и представители гражданской власти опечатывали его, вместо того, чтобы привлечь к уголовной ответственности виновных в нападениях и взломах, которые всегда сопровождались избиением верующих. Затем через короткое время органы местного самоуправления принимали решения об обязательном поочередном служении в этом храме обеих конфессий. Зная, что верующие УПЦ не могут молиться в одном храме с раскольниками (6), власть таким образом «дипломатично» отбирала храмы у их законных владельцев, оставляя последних на улице (7).

В адрес Предстоятеля Украинской Православной Церкви Блаженнейшего Митрополита Владимира и Священного Синода УПЦ из разных концов Украины начали поступать многочисленные жалобы о противоправных действиях раскольников и местной власти, им способствующей. Вот только некоторые из них:

Тернопольская область.

«Свято-Троицкий храм построен в 1892 г. И с тех пор находился в постоянном пользовании общины УПЦ. Утром, 29 марта 1995, захвачен сторонниками УПЦ-КП. Одним из инициаторов захвата был председатель местного поселкового совета А. Рибокульський. Беззаконные действия сопровождались оскорблениями, физическим насилием, избиением верующих палками. После этого «налетчики» срезали замки и поставили свои. Акты физического насилия над людьми невозможно было подтвердить в органах милиции, поскольку она сама участвовала в разбое»(8).

«Решением Збаражского районного суда от 02.07.1993 г., которое подтвердил Тернопольский арбитражный суд от 27.01.1994 г., передано культовое сооружение Свято-Троицкого храма г. Вишневец для поочередного богослужения нашей общине УПЦ и новообразованной общине УПЦ-КП.

При принятии своего решения вышеназванные суды руководствовались заявлением новообразованной общины, насчитывающей 38 человек, и не приняли к сведению волю нашей общины, которая насчитывает 720 душ.

С этим решением мы не были согласны и опротестовали в судебном порядке, однако наша жалоба оставалась без рассмотрения только на том основании, что мы нарушили срок обращения в суд о защите нарушенного права, а решение суда нарочно было доведено до нашего сведения с опозданием»( 9).

«Обращаюсь к Вам с большой просьбой сохранить приход и общину. 24 марта группа УПЦ КП под руководством судебного исполнителя с. Лановцы и председателя сельсовета повесили на дверях нашего храма свой замок. Количество общины УПЦ-КП до 50-ти человек, почти все те, кто раньше в храм не ходил. Количество общины УПЦ – 712 душ. Священник Василий Полевой, клирик Тернопольской епархии с. Надеевка, Лановецкого р-на»(10).

Ровенская область.

«2 марта под руководством нардепов Омельчука, Ярошинского провоцировался захвата храма в Белой Кринице. Умоляю власть позаботиться о прекращении безобразия. Епископ Анатолий»(11).

Львовская епархия.

«Довожу до вашего сведения, что на моем приходе в с. Стенятин наступил критический момент. 22 марта 1995 органами внутренних дел г. Сокаля мне было сделано предупреждение, что в случае служения в храме, против меня будет возбуждено уголовное дело. 3 февраля 1993 года наш храм передан в собственность УГКЦ. 15 декабря 1994 приостановлена ​​деятельность нашей общины УПЦ»(12).

«Я, священник Львовской епархии УПЦ, Николаевского района вместе с прихожанами служил молебен у построенной церкви, поскольку в храм нас община УПЦ КП уже почти целый год не пускает. Мы молились мирно, никого не трогали. Сторонники УПЦ-КП оставили свою «литургию», вышли из храма и прервали наше богослужение. Начали срывать с меня священнические одежды, отбирать богослужебные книги. Нанесли тяжелые побои, двум женщинам разбили головы. Пролилась кровь …»(13).

Диакон Александр Драбинко

  1. Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях». 23.04.1991 г.

Из архива Киевской Митрополии:

  1. Рапорт Преосвященного Онуфрия, архиепископа Черновицкого и Буковинского. 21.02.1994 г., №284.
  2. Рекомендательное письмо архиепископа Ровенского и Острожского Романа. 27.01.1994 г.
  3. Обращение Преосвященного Онуфрия, архиепископа Черновицкого и Буковинского к Президенту Украины Л. Кравчуку 21.02.1994 г. №285; копия – Митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру.
  4. Обращение Священного Синода УПЦ к Президенту Украины Л. Кравчуку 8.03.1994 г.
  5. 10 каноническое правило Святых Апостол, 6 и 33 правило Лаодикийского Собора.
  6. Рапорт Преосвященного Онуфрия, архиепископа Черновицкого и Буковинского от 28.03.1995 г., №449.
  7. Захваты православного храма в Тернопольской области. // Сообщение для органов информации от 30.03.1995 г. Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Служба коммуникации.
  8. Заявление религиозной общины Свято-Троицкой Украинской Православной Церкви с. Вишневец Збаражского района Тернопольской обл.
  9. Просьба священника Василия Полевого, клирика Тернопольской епархии. 12.04.1995 г.
  10. Телеграмма Митрополиту Владимиру Епископа Ровенского и Острожского Анатолия. 06.04.1995 г.
  11. Рапорт священника с. Стенятин, Сокольского благочиния Ярослава Лотыша. 23.02.1995 г.
  12. Рапорт священника Иоанна Синьчука, настоятеля церкви св. вмч. Георгия Победоносца с. Колодрубы Николаевского района.

Церковная газета, август 2005 №26 (134).

Похожие публикации