Митрополит Александр (Драбинко) о преодолении раскола — взгляд из прошлого (Часть 1)

Совсем недавно у митрополита Александра (Драбинко) был взгляд по преодолению раскола и церковного объединения противоположный тому, который он освещает сейчас. Хорошим примером для подтверждения послужит интервью, в котором хорошо освещено его видение преодоления раскола в украинском православии, роли политиков в Церкви и самое главное – фигуры Вселенского патриарха Варфоломея. Удивительно, что за столь короткий период в мировоззрениях митрополита произошли кардинальные изменения. (События 1020-летия Празднования Крещения Киевской Руси).

«Церковное единство в Украине необходимо вымолить и выстрадать»

Инициатива празднования годовщины 1020-летия Крещения Руси родилась в церковной среде. Однако у многих экспертов сложилось мнение, что позже она была перехвачена государством. Так ли это, и удовлетворена ли Церковь, инициировавшая празднования, их ходом и результатом?

Что касается «перехвата» инициативы, то да, действительно, государство сделало определенную попытку использовать празднуемую годовщину для собственных целей.  Для украинских политических деятелей на второй план отошло главное: это праздник, прежде всего, Украинской Православной Церкви – части Вселенского Православия, Вселенской Церкви. И уже во вторую очередь – это праздник государственный. Заметим, что юбилей объективно мог стать торжественным поводом для покаяния братьев, отпавших от церковного общения. Конечно же, Украинская Православная Церковь была уязвлена попытками государства игнорировать особый статус Церкви, являющейся прямой наследницей Киевского Крещения. Мы понимаем, что в глазах государства все религиозные организации обладают одинаковыми правами. Однако нельзя государству игнорировать тот факт, что Вселенское Православие признает единственной наследницей Киевского Крещения в Украине именно нашу Украинскую Православную Церковь во главе с Блаженнейшим Митрополитом Владимиром. В развитых европейских странах политические элиты находят способы юридического и социального закрепления особого статуса для таких традиционных церквей. Такой особый статус обеспечивается, в том числе, во время юбилейных торжеств, даже если личные симпатии политических деятелей принадлежат другим религиозным организациям. В Украине соответствующая политическая культура еще только формируется. Политические деятели Украины еще позволяют себе в различных формах высказывать свои симпатии и антипатии по отношению к Церквям. Но Украинская Православная Церковь вытерпела и это, помня, что слабости людей не останавливают действия благодати Божией. И несмотря на все симпатии  и антипатии политических деятелей, юбилей Крещения Руси оказался триумфом для Православия и Украинской Православной Церкви.

Некоторые политические деятели решили использовать юбилей для достижения прогресса в объединении православных верующих Украины. Однако, это пожелание было заранее обречено на неудачу из-за одной-единственной ошибки государственного аппарата. Объективно любое продвижение в деле преодоления раскола возможно только при активном участии Украинской Православной Церкви. Нравится это представителям государственной власти, или нет, но такова реальность. Думаю, многое можно было сделать по-другому, и воспоминания были бы более приятными, если бы наши чиновники больше прислушивались к голосу Митрополита Владимира.

Государственный аппарат активно работал над проектом празднования юбилея, рассматривая приезд Патриарха Константинопольского, прежде всего, как одно из знаковых событий, которое, по их мнению, должно было помочь Украине преодолеть раскол и создать «единую Церковь». Вся эта «самостоятельная» политика государства превращала церковных деятелей в объекты манипуляций. Государство перестало выступать в роли помощника Церкви при проведении великого для Украины христианского юбилея. Государственные деятели стали на путь демонстрации собственных симпатий и антипатий к различным православным иерархам. Святейшему Патриарху Константинопольському был оказан беспрецендентный по уровню прием. Его принимали на государственном уровне, хотя, например, в отличие от Римского Понтифика, Константинопольский Патриарх не является главой государства. Боюсь даже, что кое-что во всей этой показной пышности было не очень приятно и самому Патриарху Варфоломею. С другой стороны, Украинскую Православную Церковь, которая должна была быть, по сути, главным, основным участником торжеств, постарались всячески держать в тени. Более продуманная линия поведения государственных деятелей могла бы принести больше плодов для народа Украины, Церкви, государства, нашей культуры…

В глаза бросалось некоторое несоответствие между уровнем приема главы Константинопольской Церкви и Патриарха Московского и всея Руси…

Такое несоответствие в приеме церковных делегаций Константинополя и Москвы со стороны нашего государства, к сожалению, действительно имело место. И с церковно-канонической точки зрения это едва ли является оправданным. Все Предстоятели Поместных Православных Церквей равны между собою в своем достоинстве. Константинопольский Патриарх не является главой Вселенской Церкви и не имеет власти над другими Поместными Церквями. Он не может, например, в одностороннем порядке решать проблемы тех Церквей, которые имеют автокефальный статус. Ему принадлежит в этом плане более скромная роль – роль модератора при обсуждении проблем на общеправославном уровне. Константинопольский Патриарх владеет исторически сложившимся правом первенства чести, т.е. он является первым среди равных, но никак не главой всей Православной Церкви подобно тому, как Папа Римский является главой Церкви Католической.

При выборе формата приема церковных делегаций наши власти, очевидно, руководствовались не принятым международным опытом, а принципом политической целесообразности. И возможно, Святейшего Патриарха Варфоломея рассматривали как главный инструмент для канонической легитимизации представителей «альтернативного православия» в Украине. Поэтому и формат приема Предстоятеля Константинопольской Церкви носил такой беспрецендентный характер.

Относительно формата визита Святейшего Патриарха Алексия сложилось двоякое впечатление. Уровень его приема со стороны государства едва ли соответствовал его статусу как Предстоятеля Церкви, верными которой себя позиционируют миллионы православных граждан Украины.

С другой стороны, Святейший Патриарх увидел те обстоятельства, в которых несет свою непростую, но спасительную миссию Украинская Православная Церковь, ее Предстоятель Блаженнейший Владыка Владимир, наш епископат и духовенство. Святейшего Патриарха приветствовали десятки тысяч православных украинцев, сердечно, искренне и любя. Разве не эта живая вера и любовь является главным, ради чего необходимо было приехать? Думаю, именно народ Божий оказал самый достойный уровень приема.

Вы упомянули о некоторых возможных попытках легитимизации «альтернативного православия». Что именно имеется в виду? Каким образом Константинополь может канонически легитимизировать УПЦ КП и УАПЦ?

— Я не располагаю какой-либо официальной информацией на этот счет, поскольку данный проект готовился без согласия и участия Украинской Православной Церкви. Однако, насколько можно судить по публикациям экспертов, речь, возможно, шла о каноническом подчинении этих групп Константинополю на условиях ограниченной автономии.

Продолжение следует

По официальным интернет-материалам УПЦ («Испытание на зрелость», епископ Переяслав-Хмельницкий Александр, 10.12.2012)  

Похожие публикации