Делегат Львовского Собора 1946 года: «Иезуиты хорошо знали, что попытка церковной унии во Флоренции не получила никаких симпатий среди украинского народа»

Мы продолжаем публикации архивных материалов Собора греко-католического духовенства во Львове 1946 года. Эти материалы полностью отождествляют настроение и взгляды его участников в этой канонической процедуре. Участник известного мероприятия о. Иосиф проводит историческую хронологию проекта «унии» с Римом и указывает на реальное состояние дел того периода. Уния внесли лишь раздор и дрязги в общество и не стала тем объединяющим началом, на которое так надеялись, а скорее в полной мере продемонстрировала, что этот «политический проект» обречен на неудачу.

Выступление на Соборе делегата Самборско-Дрогобычской епархии, почетного крилошанина, декана Добромильского деканата, настоятеля парафии в селе Войско Дрогобычской области отца Мариновича Иосифа Андреевича

Всечестные и высокочтимые делегаты Собора!

После четырех лет напряженной борьбы советских народов против немецкой агрессии воссоединенный украинский народ приступил к мирному творческому труду.

Этот мир окуплен великими жертвами. А кровь, пролитая за свободу и независимость, обязывает всех укреплять свое Советское Государство самоотверженным трудом, чтобы через мирный труд излечить раны, нанесенные войной.

История украинского народа – это история вековой борьбы народных сил против социального угнетения. Много горя пришлось вынести украинскому народу в борьбе с врагами. Но никогда, даже в самые лихие времена, не потерял он веры в воссоединение всех украинских земель. Народ знал и верил, что с Востока взойдет солнце счастья. И это солнце свободы взошло! Этой счастливой перемене в нашей судьбе мы обязаны героической Красной Армии…

Вслед за политическим объединением всех украинских земель в одну могучую Советскую Социалистическую Республику должно было прийти, раньше или позже, движение за религиозное объединение. Ибо наше религиозное разобщение было последствием политического лихолетья. Религиозная свобода на основе Конституции Советского Союза сделала возможным то, что украинский народ может также и в религиозных делах высказывать свободно свою волю. Его тяготение к религиозному единству во времена политического объединения всех украинских земель нашло свое выражение в создании в Западной Украине Инициативной группы по воссоединению греко-католической Церкви с Православной Церковью. Основанное Инициативной группой движение за религиозное воссоединение является естественным стремлением, за которое говорят начала христианской религии и культуры в нашем народе, наши литургические книги, борьба наших предков за православную веру… «Historia estmagistra vitae, testis temporum, lux veritatis» (история есть учительница жизни, свидетельница прошлого, свет правды). Поэтому и в этом моем коротком докладе поданы прежде всего исторические факты, которые подтверждают вред религиозной разобщенности. А «contra factum non est argumentum» (против факта нет аргумента).

Разрыв церковного единства начался уже тогда, когда на голову Карла Великого возложил папа Лев III цесарскую корону. Патриархи Фотий и Керуларий дополнили в теологических формулах то, что уже явственно отделяло Восточную и Западную Церкви: Filioque, посты, безбрачие духовенства, употребление не квашеного хлеба, но главной причиной разрыва было несогласие двух церковных средоточий: Рима и Византии, которые из-за государственного разделения дошли до разрыва. Тот разрыв, взаимное недоверие и вражда углублялись столетие за столетием. Приведу кое-что интересное под этим взглядом из событий из времен IV крестоносного похода. Султан Саладин умер. На папском престоле славнейший, способнейший и самый могучий из всех пап: Иннокентий III (1198-1216). После смерти Саладина поднимает тот папа мысль освободить Палестину из ярма мусульман. В той цели он нашел понимание у Льва, царя Армении, и выслал послов к царю Алексею III в Царьгороде и ждал от него воссоединения церквей за крестоносный поход против неверных. Но царь Алексей III вербует главные силы на крестоносный поход в основном во Франции, а граф Балдвин из Фландрии занимает главное движение похода. 

После разных смен на престоле византийских царей дошло до Алексея IV (Мурцуфлос) 13. ІV. 1204 года, к штурму крестоносцев на Царьгород. Грабили, жгли, убивали всех подряд без разницы. Церкви осквернили и ограбили.

Потом выбрали крестоносцы цесаря «Романии», как с того времени называлось Византийское царство. Иннокентий III простил крестоносцам все преступления, принял от них богатые дары и заявил, что берет восточную Церковь как блудного сына под свою опеку. Установил латинский патриархат (патриарх Морозини) и выслал на Восток много священников. Однако, после страшных преступлений крестоносцев ни патриарх, ни священники не могли расширять своей влияние. Упало латинское цесарство, упал патриархат, упал, таким образом, под напором турок, и Царьгород, который хотело покорить себе жадное до власти папство. По его вине углубилась прорва между Востоком и Западом.

Старую Русь пытались подобрать под себя и Рим, и Византия. Уже во времена Владимира Великого, победило влияние Византии, а высшая византийская культура оттеснила свой отпечаток на целой нашей церковной жизни.

Со времен святого Владимира украинская православная Церковь была в зависимости от Царьгородского Патриарха, который ставил для нас митрополита. Ко времени нашествия татар за Батыя имела Киевская митрополия 16 епархий, и уже в домонгольское время составился тот порядок церковной жизни, который наблюдаем и позже. Уже тогда царило то неприятие Рима и вообще латинства, которое так ярко проявляется в ХVI-XVII ст.  И, хотя князья состояли в дипломатических и торговых отношениях с западноевропейскими странами и монархами латинского Запада, однако это совсем не ослабляло неприятия латинства, поскольку православный греческий Восток отвечал духу и нуждам украинского народа. Доказательства того неприятия латинства находим в наших летописях. У Нестора читаем, что Владимир Великий сказал миссионерам от папы и цесаря Оттона III про принятие латинства такие слова: «Отцы наши сего не прияли суть». Тот же Нестор говорит о латинянах, что их наука порчена, в другом месте летописей проявляет радость по причине перехода какого-то варяга Симона и его трехтысячной дружины с латинства к православной вере. Под конец летописи высказана радость от отказа, который князь Роман Галицкий дал папе Иннокентию III, желавшему заполучить его для латинской веры. Под годом 1205 читаем у Нестора: «Папа узнал, что князь Роман победил поляков и мадьяров, и послал к нему своих легатов, чтобы уговорить Романа принять латинство. Папа обещал Роману дать города и сделать его королем Руси. Легат сказал, что папа имеет силу через апостола Петра сделать его богатым и сильным. Тогда вытянул князь Роман свой меч и сказал легату: «Таков ли меч папы, как мой? Если имеет такой, пусть раздает города. А пока я имею свой меч, не хочу другого и расширю без папы Русь, как это делали отцы и деды наши».

Никакой пользы не принесли князю Данилу его попытки унии с Римом (1253). Отчуждение между Востоком и Западом есть уже от ХІІІ ст.  такое значительное, что обе Церкви считают друг друга взаимно еретическими, каковых нужно обращать, как нехристей. К тому общему отчуждению добавились у нас также национальные противостояния. По летописи, одному монаху является черт в образе латинянина-поляка…

По смерти Владимира Великого идет к краткосрочным отношениям с Римом при Святополке, который после убийства Бориса и Глеба теряет престол; а при Ярославе Мудром возвращается в полной мере влияние Византии. Связь с Византией укрепляется и продолжается через монашество, которое через св. Антония приносит религиозную связь с Афоном. На Руси, по образцу Афона, восстала Киево-Печерская лавра, и продолжалась тесная связь с Афоном долгие века (в ХХ в. половина монахов Афона – со славянского Востока).

Татарские набеги сильно влияли на нашу церковную жизнь. Киев ослабел, создаются новые политические центры: Галич и Москва, также в Литве и Польше. Киевские митрополиты меняют свое место: сначала во Владимире над Клязьмой, а митрополит Петр перебирается в Москву. Хотя образовались митрополии Галицкая и Литовская, они долго не существовали, а некоторые митрополиты, как Петр Галицкий, Киприан Литовский, переходят в Москву и восстанавливают единство Киевской митрополии. Это единство было разбито, когда митрополит Исидор, уже пребывая в Италии, добился назначения на Киевскую митрополию Григория Болгариновича, сторонника унии. Тогда Московский собор в 1458 году провозгласил митрополитом Иону, дав ему титул «Митрополит Московский и всея Руси». До сих пор все предыдущие митрополиты и те, которые жили в Москве, титуловались «Митрополит Киевский и всея Руси». С того времени (1458 г.) на территории единой Киевской митрополии есть две: Московская, которая охватывает Московское государство, и Киевская, к которой принадлежит православный люд Литвы и Польши. Киевские митрополиты живут не в Киеве, а в Новгородке или Вильно.

Тяжкие времена наступили для православной Церкви после перехода, вследствие унии Польши с Литвой, всех украинских земель под Польшу. В короткое время, уже при Казимире Великом, и так и при Ягайло, православную Церковь столкнули на второе место. С концом ХV ст. запрещено строить новые православные церкви и поправлять старые. Немало церквей и их имущество переходят к латинянам. В Перемышле разобрали кафедральную церковь, а из материала построили латинскую кафедру. Даже мертвецов выбросили, когда разбирали православную кафедральную церковь в Перемышле. Из богатых церковных культурных сокровищ, собранных в княжеские времена, почти ничего не осталось. Уже никогда не могла украинская православная Церковь восстановиться от того удара. Деградация Церкви была равнозначна упадку нашей нации. «Reductio ad ritum latinum», латинизация, это была цель Польши и Рима. Рим считал Восток простором для миссионерства, а это больше всего обижало православных, которые имеют убеждения, что они сохранили христианство более чисто, чем латиняне.

В 1375 г. появляется папская булла «Debitum pastoralis officii», которая стала основой организации римско-католической Церкви на украинских землях. При Казимире Великом и Ягайло закладываются массово францисканские и доминиканские монастыри. В 1412 г. образуется римско-католическая митрополия во Львове, а против православных епископов продолжаются репрессии.

В скором времени после торжественного провозглашения церковной унии во Флоренции, которой уравнены оба обряда, дает папа Николай V крестоносцами привилегию, где говорится о «reduction Graecorum et Ruthenorum ad fidern», как будто бы они были неверные нехристи.

Православные симпатизировали и проявляли общность с гуситским движением у чехов. Это использует польский канцлер Олесницкий. Под его влиянием дает папа такую же привилегию обращать православных в латинство – бернардинцам. В краткое время имеют бернардинцы на украинских землях более 30 монастырей и через свои школы распространяют латинство. Тем они вызывают большую ненависть среди православных, которые во Львове сожгли их костел. С тех пор началась тяжкая, неравная борьба православных против латинства. Верхи перетянули на латинство, полонизировали насильно. Крестьянство стало крепостным, православных мещан отстранили от торговли.

Массовое насаждение римско-католических епархий и монастырей, при одновременных репрессиях против православной Церкви, должно было вызвать сопротивление и борьбу против чужой религиозно-церковной культуры. Восточная церковная культура стала составляющей частью украинского народа, и так, родной культурой, а римско-католическая культура была нам чуждой.

При внедрении в Польше в 1568 г. иезуитов положение православной Церкви еще больше ухудшилось. Иезуиты пришли вскоре к доминирующему влиянию на государственную жизнь в Польше и начали атаку на православную Церковь. От 1596 г., когда пришло к церковной унии в Бересте, положение православной Церкви безмерно ухудшилось, поскольку между православными наступил религиозный раздор – «Русь стала против Руси, Русь уничтожала Русь». Именно к этому подталкивали интриги иезуитов. Они видели сопротивление православных латинизации, поэтому навязали некоторым православным мысль об унии, чтобы тем самым разъединить православную Церковь, а через унию упростить латинизацию и полонизацию. Иезуиты хорошо знали, что попытка церковной унии во Флоренции не получила никаких симпатий среди украинского народа. Ученик и наследник Исидора Григорий в 1458 г. сам отказался от унии и умер православным. Но иезуитам удалось разделить православных на два лагеря. Некоторые иерархи, часть духовенства, шляхта и мещане были за унией, другие, с князем Острожским, – против нее. Князь Острожский в письме к епископу Потию ставил следующие условия для принятия унии: 1. Чтобы был сохранен в чистоте восточный обряд; 2. Чтобы латиняне не использовали наших церквей в своих целях; 3. Чтобы никто после принятия унии не мог переходить на латинский обряд; 4. Чтобы митрополит и епископы обладали теми же правами в сенате и сейме, что и латинские епископы; 5. Чтобы выслать послов к Патриарху в Царьгород и в Москву и найти у них понимание в деле заключения унии; 6. Чтобы были школы для будущих священников.

Сторонники унии собрались в октябре 1596 года в Бересте для торжественного провозглашения унии с Римом. В Берест также прибыли и православные: епископ Львовский Балабан, Перемышльский Михаил Копыстинский, много представителей белого и черного духовенства и братств.

У православных был свой собор под председательством патриаршего экзарха, архимандрита Никифора. Таким образом, состоялись в Бресте одновременно два собора: униатский и православный. Постановления обоих соборов были полностью противоположны. Король Сигизмунд был на стороне униатов, признал их постановление и провозгласил унию с Римом как состоявшийся факт. На протесты и постановления православных король не обращал внимания.

Продолжение следует…

Похожие публикации