Греко-католическая церковь в годы Второй Мировой Войны (Часть 2)

Отношение митрополита Андрея к Третьему рейху не менялось. Шептицкий открыто выражал поддержку новым завоевателям и призвал народ к поддержке новой власти. 25 июля 1941 митрополит Андрей обращается к крестьянства с беспрецедентным для церковного деятеля обращением «К земледельцам»: «Уважаемые хлеборобы! Немецкая армия освободила вас из тяжелого рабства. Сегодня вы можете свободно работать на благо вашей семьи и вашего народа. Однако ваше освобождение накладывает на вас обязанность по отношению к собственному и немецкому народам. Безоговорочно выполняйте предписания ваших сельских властей и немецкой армии. Большевизм принес вам только зло и несчастье. Теперь вы должны сами заботиться, чтобы ваши дети и весь народ достигли лучшей жизни! Весь урожай, в котором не нуждаетесь сами, не теряя времени, доставляйте на сборные пункты за соответствующее вознаграждение. Кто продает зерно в другие руки, кроме сборных пунктов, грешит против Бога, государства и народа и подлежит строгому наказанию …»(1).

В чрезвычайно тяжелый для Украины момент, когда нацисты вели активное наступление, митрополит Андрей обращается к людям в своих посланиях. В них прослеживается один лейтмотив – послушание власти и призыв к сотрудничеству с ней, а любое сопротивление немцам расценивалось как грех против церкви. 19 сентября 1941 гитлеровцы заняли Киев, в связи с чем митрополит Шептицкий обратился к фюреру с поздравлениями: «Как глава Украинской греко-католической церкви я передаю Вашему Превосходительству мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре – Киевом! … Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет залогом мира для Вашего Превосходительства, немецкой армии и немецкого народа »(2).

«Самой высокой» оценкой деятельности ГКЦ в этот период, наверное, стали слова губернатора Галичины Карла Ляша: «Я с особым удовольствием отмечаю, что греко-католическая церковь относится к немецким властям с полным доверием. Я убедился в этом во время посещения митрополита графа Шептицкого и на основе беседы с ним. Мы подтвердили, что наши мысли и наши планы едины »(3).

Политика греко-католиков по распространению униатства на те территории Украины, где оно было не характерным, в это время была неординарной. Процесс насаждения был настолько лицемерным, что полностью раскрыл самую суть явления «уния». 10 июня 1942 на синоде греко-католиков был принят документ «Основные правила душпастырства», в котором содержалась четкое указание относительно прозелитизму на православных приходах: «Если кто-либо из духовенства находится на территории не присоединенной Православной Церкви, то имеет право учредить приход … При этом следует иметь в виду несколько особенностей, в частности в таких приходах нужно оставить по-старому все традиции в обрядах, науках веры и морали, не противоречащих католической вере. Поминать за Литургией имя папы можно только хорошо сориентировавшись в ситуации, чтобы с первого раза не оттолкнуть прихожан от себя … Разрешается оставлять в таких храмах иконы тех святых, которые не признаются в католической церкви, чтобы не вызвать обвинений в латинизации … »(4 ).

Но со временем благосклонное отношение митрополита Андрея к Гитлеру начинает постепенно угасать. В письме к папе Пию XII от 29 августа 1942 Шептицкий дает оценку деятельности нацистской власти, но уже несколько пессимистическую: «… после 12-месячной радости по поводу освобождения нас немецкой армией от большевизма вводится непонятный режим террора и оккупации, который становится все более тяжелым и невыносимым. Власть немецкая является злой, поистине дьявольской, и то, пожалуй, еще в большей степени, чем власть большевистская … »(5).

Но позже состояние дел греко-католиков характеризуется как довольно неплохое: «… наше духовенство получает ежемесячно от немецкого правительства 50 марок. Разрешается священникам учить детей катехизису в школах. Власть не мешается к проповеди и управлению приходов. Позволили открыть семинарию и теологическую академию и сейчас они нормально функционируют: за это время издано шесть номеров «ежеквартальника», мы приступили к организации монастырей … »(5).

Также важным моментом, на который уже обращали внимание, было сотрудничество с военными формированиями, которые создавались под протекторатом оккупационных немецких войск. 28 апреля 1943 была создана дивизия СС «Галичина». О тесном сотрудничестве между этой организацией и униатами мы можем сделать вывод из высказываний самих греко-католиков. Так, 29 апреля 1943 года за богослужением в соборе святого Юра священник Василий Лаба отметил: «По согласию фюрера мы нашли возможность для создания стрелковой дивизии. Воскресение галицкой армии – это возвращение к нашей древней традиции. Осуществляется оно в то время, когда идет тяжелая борьба с большевизмом, желающим завоевать всю Европу … К этому призывает нас Бог, как когда-то призывал крестоносцев … »(6). Перемышльский епископ Иосафат (Коциловский) торжественно приветствовал молодежь, которая вступила в ряды дивизии: «Дети мои! Будьте верными и честными воинами великого фюрера и Христа »(7)

Такими призывами иерархи греко-католиков пыталась внедрять в реальность планы Адольфа Гитлера. Расчет Шептицкого базировался только на мечтах о внедрении «унии» на территории Советского Союза. В 1944 году, когда советские войска начали контрнаступление риторика митрополита Андрея изменилась. В письме «Приближение большевизма» он выражает уже кардинально другие постулаты относительно господствующего класса: «… мы радостно ждем момента, когда немцы оставят город … приход большевиков, возможно, будет иметь ту хорошую сторону, что он покончит с анархией, господствующей на Украине» ( 8).

Выше приведенные факты свидетельствуют о тесном сотрудничестве греко-католиков с нацистским режимом в годы Второй Мировой Войны. Параллельно с этим следует заметить, что риторика униатов в подобных ситуациях остается неизменной. Недавно лидер греко-католиков Святослав Шевчук поставил подпись под текстом с извинениями в адрес польского народа за события 30-х годов, которые сейчас именуют Волынской трагедией. Нужно сказать, что в то время греко-католическое духовенство довольно активно поддерживало ОУН и УПА. Интересно, когда униаты извинятся перед украинским народом за пронацистский коллаборационизм в период 2-й мировой?

Марк Араменко

Источники:

  1. Послание Их Экселенции митрополита Андрея Шептицкого к хлеборобам // Украинские ежедневные вести. – Львов, 27 июля 1941 года.
  2. Партийный архив института истории партии при ЦК Компартии Украины. – Ф 57, оп.4. – Спр. 338.- Л. 131 – 132.
  3. Львовские вести. 24 сентября 1941 года.
  4. Центральный Государственный Исторический Архив во Львове (ЦГИА). Ф.201, оп. 46, с. 1518, л. 127.
  5. Actes et documentes du Saint Siege relatifs ala seconde querre mondiale. ІІІ, s. 625 – 626, nr. 706
  6. Львовские вести. Львов, 29 апреля 1943 года.
  7. Дмитрук К. Униатские крестоносцы вчера и сегодня. – М., 1988. – С. 254.
  8. Гриньох И. Слуга Божий Андрей – благовестник единства. – Мюнхен, 1961. – С. 23.

Похожие публикации