Акт единения Русской Православной Церкви и РПЦЗ – вехи истории…

«Я думаю, они (часть клира РПЦЗ у Южной Америке, – авт.) недовольны тем, что мы, архиереи, в Полноте своей постановили, что пришло время воссоединиться с Матерью-Церковью, с Полнотой Русской Поместной Церкви.

Они надеялись, что мы не будем вступать на путь единства, а останемся отдельно, как это было последние семьдесят лет. Но это была вынужденная изоляция для защиты церковных интересов, для защиты духовной паствы. Но когда предложение о воссоединении поступило, мы решили соборно.

Грех по личным каким-то причинам отсекать себя от единства церковного…»

Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, Первоиерарх РПЦЗ

17 мая 2007 года состоялся Акт единения между Московским Патриархатом и Русской Православной Церковью За Границей (РПЦЗ). Данное событие дарит нам возможность проанализировать наиболее близкую для нас модель примирения двух церковных общин, которые разделила политическая составляющая своей эпохи. Важно понять предысторию и процесс взаимоотношений данного конфликта, а также что послужило для примирения двух сторон. Данная тематика является актуальной для сегодняшней повестки дня, впоследствии которой Православная Церковь фактически находится в стадии раскола.

Церковь на родине и ситуация за границей

В 1919 году Южнорусский Церковный Собор основал в Ставрополье Высшее Церковное Управление на юге России (ВЦУЮР). Во время гражданской войны глава этого управления (ВЦУ) архиепископ Таврийский Димитрий (преподобноисповедник, схиархиепископ Антоний Абашидзе, +1942), с большинством своих архиереев не отправился в эмиграцию из Крыма в Стамбул. В Турции участников эмиграции ВЦУЮР возглавил старший среди беженцев архиерей – митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий).

После своей эвакуации из России епископы продолжали считать себя в юрисдикции Русской Православной Церкви. 6 декабря 1920 года члены ВЦУЮР провели заседание в стамбульской гавани на корабле «Великий князь Александр Михайлович». Данное заседание было сосредоточено на том, может ли принимать ВЦУЮР для окормления русских беженцев, принимая во внимание невозможность поддерживать отношения со священноначалием Русской Православной Церкви. Таким образом, было основано Высшее Церковное Управление за границей (ВЦУЗ).

Независимо от того, что ВЦУЗ было основано вне канонических территорий Патриарха Тихона, тем не менее, он благословил его деятельность на территории Вселенского Патриархата.

В то же время русские иерархи за границей считали себя подконтрольными церковной власти на родине. Один из документов, принятых Первым Заграничным Собором (1921 г.), сообщал, что считает себя в юрисдикции Патриарха Московского и всея Руси. Все документы ВЦУЗ начинались стандартной формулой: «По благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси». Таким образом, члены РПЦЗ не считали свою церковную деятельность независимой от Патриарха Тихона и церковной иерархии в России. Однако в дальнейшем разнообразные политические обстоятельства привели к следующим решениям: 5 мая 1922 года под давлением шестого секретного отдела ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), которое, собственно, занималось РПЦ, Патриарх Тихон вместе со Священным Синодом и Высшим Церковным Советом выпустили указ о роспуске ВЦУЗ.

Чтобы освободить Патриарха Тихона от ответственности за эмигрантское духовенство, 2 сентября 1922 года Архиерейский Собор РПЦЗ постановил распустить ВЦУЗ. Этот же Собор принял решение о создании Архиерейского Синода Русской Православной Церкви За Границей (этот орган существует до нынешнего дня). Основой для этого решения послужил указ Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета под № 362 от 20 октября 1920 года. Этот указ предусматривал децентрализацию церковного управления в Русской Православной Церкви в период политической смуты.

30 июня 1923 года Патриарх Тихон был освобожден из заключения. В разных заявлениях, которые появлялись в советской прессе, он осуждал антисоветскую политическую деятельность Русской Заграничной Церкви. 12 ноября 1925 года, спустя восемь месяцев после того, как отошел в вечность Патриарх Тихон, Синод РПЦЗ признал митрополита Крутицкого Петра (Полянского) местоблюстителем патриаршего престола.

На протяжении всего первосвятительского служения Патриарха Тихона Церковь не имела возможности получить статус юридического лица в рамках советской номенклатуры. Однако такой статус получили обновленцы. Без статуса юридического лица все епархии и парафии «тихоновской» Церкви находились в СССР на полулегальных правах и не могли совершать свою деятельность за границей. Потому определенная лояльность со стороны Патриарха Тихона и патриаршего местоблюстителя митрополита Петра к советской власти имела целью содействовать ради получения соответствующего статуса.

Митрополит Петр (Полянский), будучи патриаршим местоблюстителем, в свою очередь, назначил ряд своих заместителей. Только одному из них – митрополиту Нижегородскому Сергию (Страгородскому) удалось приступить к выполнению своих обязанностей, которые он исполнял с 1925 по 1936 годы.

Митрополит Сергий фактически продолжил линию своих предшественников и 29 июля 1927 года выпустил свою апологию (Декларация митрополита Сергия), в которой выражал лояльность советскому руководству. Владыка декларировал, что отрицательное отношение советской власти к верующим в России проявилось вследствие политической активности российских эмигрантов. Исходя из этого, митрополит Сергий требовал от заграничного духовенства подписку о лояльности советской власти. Что касается тех, кто не поддерживал политику владыки Сергия, то на них были наложены канонично-дисциплинарные наказания. Значительная часть епископата приняла данный курс как узурпацию.

Реагируя на подобные заявления митрополита Сергия, Архиерейский Собор Русской Заграничной Церкви постановил:

  • «Заграничная власть Всероссийской Церкви с этого момента должна прекратить административные отношения с Московской церковной властью вследствие невозможности нормальных отношений с ней, в силу «порабощения ее безбожной советской властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и канонического управления Церковью».
  • Чтобы освободить нашу иерархию в России от ответственности за непризнание советской власти Заграничной частью нашей Церкви от гонения безбожной советской власти, Заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама, в соответствии со священными канонами, указаниями Священного Собора Всероссийской Поместной Православной Церкви 1917-18 гг., постановлений Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года, при помощи Архиерейского Синода и Собора Епископов под председательством Киевского митрополита Антония.
  • Заграничная часть Русской Церкви считает себя неотделимой, духовно единой частью Великой Русской Церкви. Она не отдаляет себя от своей Матери-Церкви и не считает себя автокефальной. Она, как и ранее, считает своим Предстоятелем патриаршего местоблюстителя митрополита Петра и поминает литургийно его имя за богослужением.
  • Если состоится постановление митрополита Сергия и его Синода об исключении заграничных епископов и клириков, которые отказались высказать лояльность советской власти, из клира Московского Патриархата, то такое постановление будет НЕКАНОНИЧЕСКИМ.

Данный документ был подписан митрополитом Антонием и 11 архиереями РПЦЗ. 21 июня 1928 года митрополит Сергий объявил о роспуске Высшего Церковного Управления За Границей, а также, что в случае нераскаяния архиереи РПЦЗ будут запрещены в священнослужении и подотчетны церковному суду. Архиерейский Синод РПЦЗ постановил, что данное решение было принято под давлением ОГПУ, которое пыталось расколоть русскую эмиграцию. Через шесть лет постановлением от 22 июня 1934 года митрополит Сергий запретил в служении епископат РПЦЗ, в связи с постановлением РПЦЗ от 1923 года про невыполнение указаний российской церковной власти, принятых под давлением советского руководства. Потому данный запрет митрополита Сергия Архиерейский Собор отклонил как незаконное.

26 сентября 1937 года митрополит Петр, местоблюститель патриаршего престола, принял мученическую смерть. Встал вопрос, кого РПЦЗ должна поминать в качестве Предстоятеля Русской Церкви. В декабре 1937 года Архиерейский Собор РПЦЗ постановил: «Поминать митр. Кирилла (Казанского) как Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола и Возглавителя Русской Церкви за проскомидией и в частных молитвах, но от возглашения его имени за Богослужениями воздержаться, чтобы не навлечь на него тяжких гонений со стороны безбожной власти большевиков. Настоящий акт хранить без опубликования, во свидетельство будущим временам о законном преемстве возглавления Русской Церкви. Вместо же открытого поминовения имени митр. Кирилла Собор постановил поминать «Православное Епископство Церкве Российския».

Показательным является факт принятия клириков Московского Патриархата в РПЦЗ, что, собственно, и свидетельствует о принятии «зарубежниками» Московского Патриархата. 16 августа 1938 года Архиерейский Собор постановил, что клирики, которые переезжают из России (юрисдикция митрополита Сергия), могут быть допущены в церковное общение без всякого чинопоследования, так как они не могут нести ответственность за решения своей иерархии (владыки Сергия).

10 мая 1944 года Архиерейский Синод РПЦЗ постановил, что единственной канонической церковью в Украине является Украинская Автономная Церковь Московского Патриархата. Те архиереи Автономной Церкви, которые в конце Второй мировой войны присоединились к РПЦЗ, были приняты без всякого отречения от руководства Московского Патриархата.

Данная практика несколько видоизменилась 9 ноября 1959 года, когда Архиерейский Собор РПЦЗ принял решение, что клирики Московского Патриархата, которые имеют желание присоединиться к РПЦЗ, должны детально изучаться на предмет того, не являются ли они агентами. Если данный эпизод имеет место, то Архиерейский Собор РПЦЗ имеет право отказать в действительности их рукоположения. В других случаях клирики могут быть приняты в юрисдикцию РПЦЗ по чину, который применялся для обновленцев.

Клирики Московского Патриархата, которые присоединялись к РПЦЗ, должны были писать следующий отказ: «Я <…> искренне сожалею о своем пребывании в составе клира Московской Патриархи, находящейся в союзе с богоборческой властью. Отметаю все беззаконные действия Московского священноначалия в связи с поддержкой им богоборческой власти…». Чинопоследование РПЦЗ касательно клириков МП через покаяние стало ответом на принятие в том же 1959 году архиепископа РПЦЗ Пантелеимона (Рудика) в МП также через покаяние.  

Продолжение следует

МАРК ОБНОРСКИЙ

Похожие публикации