Автокефалия или политический шантаж?

«Автокефалия не может быть инструментом достижения консолидации Церкви – она может быть лишь результатом уже достигнутого общецерковного консенсуса. К тому же, как свидетельствует исторический опыт, поспешная автокефалия может послужить причиной дальнейших разделений внутри Церкви… Возникновение раскола, как известно, было обусловлено целой цепочкой причин, среди которых политизация церковной жизни, проникновение в жизнь Церкви националистической идеологии этнофилетизма, гордыня и нераскаянность главарей раскола. Еще одной существенной предпосылкой раскола является поляризация украинского общества на Восток и Запад. Так, социальной базой раскола является западноукраинский регион, которому, как уже отмечалось выше, свойственна культурная и цивилизационная ориентация на Запад. Именно там начиналось автокефальное движение и именно там сегодня находятся до 70 процентов всех автокефальных структур…» (1).

Блаженнейший Митрополит Владимир (Сабодан)

27 июля 2018 года, накануне празднования Крещения Киевской Руси, Президент Украины Петр Порошенко провел встречу с делегацией Константинопольского Патриархата. Безусловно, это событие уже обрело историческую значимость, поскольку прозвучало два мощных «пассажа» от Константинополя: первый – в обращении, которое декларирует Вселенский Патриарх Варфоломей: «Признавая высокую ответственность первопрестольной Константинопольской Церкви, которая никогда не переставала и не смирялась перед незаконными и неканоническими ситуациями, что потрясали природное функционирование Православной Церкви, и в эти ответственные времена она взяла на себя инициативу восстановить единство православных верующих Украины с конечной целью даровать украинской Церкви автокефалию»; а второй – от официального представителя митрополита Галльского Эммануила: «Вселенский Патриарх не может оставаться слепым и глухим к обращениям, которые повторяются уже более четверти века… Чада украинской Церкви и ее проводники имеют право на свое место среди Церквей… Материнская Церковь уже вынесли постановление 20 апреля этого года. А именно – начать процедуру для достижения окончательной цели – предоставления автокефалии Украинской Православной Церкви… Мы уверены в том, что Вселенский Патриархат на вашей стороне. Вы не будете сиротами, потому что Мать-Церковь найдет выход для того, чтобы приобщиться к вашему наступлению, вашему успеху, вашему росту в вере Христовой.

Фактически все СМИ подхватили эти тезисы, и это действительно прозвучало довольно ярко со стороны Фанара. Более того, официальные представители Константинополя, в силу определенных объективных или других причин, не участвовали в праздничном Богослужении в стенах Киево-Печерской Лавры. Такой прецедент уже, в принципе, был, когда тот самый владыка Эммануил отказался сослужить, потому что его не устраивало иерархическое место во время общей Литургии несколько лет назад.

На самом деле такие «маргинальные и вселенские» намерения Фанара по отношению к украинскому вопросу выглядят чем-то странным. Заметьте: ни одна Поместная Церковь не поддержала легализацию раскола, и это факт. Ни одна Поместная Церковь не поддержали инициативу государства вмешаться в дела церковные. Звучали только тезисы: если автокефалия, то исключительно каноническим путем, в принципе, официальные спикеры УПЦ в лице отца Николай Данилевича тоже об этом говорят.

В данном контексте мы забываем о еще одном, более важном событии, которое произошло несколько ранее, а именно 9 июля в Москве: делегация Вселенского Патриарха в лице того же митрополита Эммануила и Смирнского владыки Варфоломея встретилась с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и представителями дипломатического корпуса РПЦ. Абсолютно ничего не прозвучало об этой встрече, лишь одна процедурная фактически отговорка: «В ходе беседы обсуждались вопросы, связанные с проблематикой сохранения межправославного единства…».Встреча, которая фактически прошла за закрытыми дверьми, стала неизвестной для большинства. Однако стоит понять, что были достигнуты определенные договоренности как со стороны РПЦ, так и от Константинопольского Патриархата. Безусловно, Фанар должен продемонстрировать в Украине, что он действительно что-то делает касательно «автокефалии», поэтому такой лексический пассаж наверняка был согласован в Москве непосредственно, да и заранее, как отметил отец Николай Данилевич, «…договорились договариваться…».

Во-вторых, Константинополь фактически находится в политической зависимости от США. За Варфоломеем стоит мощная греческая диаспора американцев, многие представители которой интегрированы в политический истеблишмент США и занимают, к тому же, высокие должности. Они, по сути, и задают курс Константинопольской Патриархии, которую фактически содержат и финансируют. В случае «политической автокефалии» в Украине будет еще один мощный игрок, который будет на стороне американцев, но однозначно против России. Ну хотя бы вспомнить, как тот же Филарет просил оружие, находясь за океаном. Такой сценарий направлен как против РПЦ в частности, так и против России в целом, поскольку Украинская Православная Церковь в Украине заняла нейтральную позицию и фактически выступает за примирение и прекращение войны, а это США не устраивает однозначно. Поэтому Вашингтон привлекает и своих дипломатов для продвижения украинского вопроса в других Поместных Церквях: совсем недавно Джеффри Пайет встречался с представителями Элладской Церкви, Мари Йованович с лидерами украинских церквей, а Сема Браунберг побывал в Стамбуле. Да и сами представители Киевского патриархата в лице Евстратия Зори об этом говорят: «В Государственном департаменте еще при Джоне Керри создали специальный офис по религиозным вопросам, я встречался с его руководителем. По его словам, американская дипломатия пришла к выводу: без учета религиозной составляющей дипломатическая деятельность не может быть успешной».

Также стоит понять, что все Греческие Церкви будут действовать, скорее всего, консолидировано. Все они безусловно признают безоговорочный примат Константинопольского Патриарха по отношению к другим Предстоятелям Греческих Церквей. Хотя, с другой стороны, те же Патриархи Феодор II, ФеофилIII неоднократно говорили, что раскол стоит исцелить исключительно в русле канонического права. Однако, с другой стороны, все не греческие, а славянского направления Церкви: Сербская, Болгарская, Грузинская, которые гораздо многочисленнее того же Константинополя, полностью стоят на стороне Русской Церкви п фактически не поддерживают политику Варфоломея: ну хотя бы вспомнить слова Патриарха Сербского Иринея о помощи раскольникам. Это обусловлено, в первую очередь, собственными юридическими проблемами, поэтому ситуацию с Украиной все они фактически экстраполируют на себя. Для Сербской Церкви актуальна проблема македонского раскола, у грузин проблемы с Абхазией, в которой Константинополь уже пытался создать самостоятельную юрисдикцию. Не стоит забывать проблему Болгарии 1996 года. Плюс Варфоломей самостоятельно нигде и не решил проблемных вопросов, а все происходило исключительно с помощью Русской Церкви. 

Сам же Константинополь на протяжении последнего столетия целенаправленно пытается создать что-то наподобие «восточного папства», сделав таким способом Фанар, «первого среди равных», православным аналогом Папы Римского, который раздает право на автокефалию, претендует на роль арбитра в межцерковных спорах и вообще выступает в качестве всеправославного лидера.

Также не стоит забывать и о субъективном факторе этих «автокефальных торгов»: обиду Патриарха Варфоломея на Русскую Православную Церковь за неявку на Критский собор. Это мероприятие должно было продемонстрировать триумф Вселенского Патриарха, прибавить ему «церковный и политический вес» и укрепить его статус как единоличного лидера Православной Церкви. А на деле собор, как об этом пишут аналитики, оказался элементарным межправославным собранием, на котором так и не приняли ни одного серьезного документа, при явке даже ниже, чем в Шамбези (январское совещание 2016 года). Поэтому в Константинополе в лице яркого митрополита Элпидофора об этом неоднократно в последнее время говорили, «вешая всех собак» на РПЦ. Плюс в данном контексте Фанар видит в лице Русской Церкви своего главного конкурента в борьбе за гегемонию в православном мире. Поэтому США, через Константинополь, пытается фактически диктовать свои условия в геополитической составляющей, ослабляя прямых конкурентов своих «церковных сателлитов».

О «политическом аспекте» автокефалии говорят и аналитики:«С одной стороны на Фанардавитгосдеп США, – сообщил Кость Бондаренко. – У Варфоломея есть большая проблема с американскими приходами Константинополя, где архиепископия все больше и больше стремится стать самостоятельной и независимой от Фанара. Госдеп шантажирует Варфоломея этим вопросом. Соответственно, те, кто в Украине утверждают, что автокефалия будет, верят во всемогущество Штатов.  Поэтому Порошенко и пытается заручиться поддержкой Эрдогана, высылая из Украины турецких оппозиционеров – он пытается показать турецкому президенту свою лояльность. Но у Эрдогана есть свои мотивы не форсировать этот вопрос. Это и нежелание обострять отношения с Россией, и противостояние Турции и Греции, и многие другие проблемы. То есть вопрос автокефалии выходит далеко за рамки церковного и становится проблемой международного масштаба».

Поэтому этот вопрос является сверхважным, так как может привести к непоправимым последствиям. Если провести параллели исторические, то в 1054 году фактически одни иерархи отлучили других, и это было похоже на какую-то собственную игру амбиций, однако раскол длится уже почти тысячу лет, и не видно шагов для его преодоления.Поэтому стоит обращаться к здравому смыслу тем лицам, от которых фактически зависит дальнейшая судьба Православной Ойкумены. Каждое слово, заявление или действие способствует опасности православного раскола. И это уже не будет Эстония с десятками парафий, а численность пойдет на миллионы верующих людей. Наверное, в данном измерении будут актуальны слова независимого эксперта по этой теме архиепископа Игоря (Исиченко): «Нам предлагается модель, которая напоминает византийскую модель, принятую Сталиным в 43 году. Создание Церкви под государственный заказ. Такой эксперимент проводился несколько раз, и в том числе в 92 году, когда пытались объединить две церкви, появилась третья, и отношения не улучшились…». Думаю, в Стамбуле понимают все риски, которые надвигаются.

МАРК ОБНОРСКИЙ

  1. Из доклада Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана) на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2008 году.

Похожие публикации