Автокефальный коллапс

«Вообще УПЦ может быть автокефальной, но только тогда, когда Церковь-Мать, то есть Московский Патриархат, даст отпускную грамоту про отделение части Церкви, если эта часть будет признана Вселенским Православием как автокефальная. Только на таких условиях может быть законная, каноническая автокефалия. Когда же она провозглашается самочинно, без разрешения, без согласия Матери-Церкви, то такая автокефалия является незаконной, то есть неканонической, и она не может быть признана ни одной Православной Церковою…»

Филарет (Денисенко)

Как известно, в последних числах мая этого года состоялся Синод Константинопольской Церкви, на котором, как ожидалось, должны были рассмотреть вопрос по автокефалии украинской Церкви. Но этого не случилось, в силу неизвестных причин. Более того, в журналах Синода ничего про Украину вообще не фигурировало. Перед этим глава и спикер Киевского патриархата все активнее заявляли, что «украинский вопрос» уже на стадии завершения, но на самом деле это далеко от реалий. На предыдущем Синоде Константинопольский Патриархат заявил, что будет проводить консультации с Церквями-сестрами касательно Украины: в данном контексте прошла лишь встреча с Предстоятелем Элладской Церкви, но и архиепископ Иероним отметил, что этот вопрос сложный и соборно его смогут рассмотреть лишь в октябре. Поэтому никаких серьезных сдвигов не было, а тем паче никто из официальных представителей Поместных Церквей не поддержал идею «легализации» украинских раскольников.

Более того, некоторые Поместные Церкви, наоборот, осуждают попытки Константинополя вмешаться в дела других автокефальных канонических сообществ. Так, совсем недавно Предстоятель Сербской Православной Церкви осудил тех, кто способствует раскольникам: «…Сейчас мученическая Украинская Церковь, там, где святой Владимир крестил народ святой Руси, оскверняется кощунством раскольников, насилием и кровопролитием… Сербская Церковь полностью поддерживает единство и целостность РПЦ и решительно осуждает действия униатов и раскольников, которые раздирают хитон Христов у купели Киевского Крещения, продавая свой народ врагам веры… всякий, кто помогает украинским раскольникам, это враг не только Русской Церкви и русского мира, но также и всех православных славянских народов и всего православного мира…».

Вероятно, эти слова касаются также и Константинополя, поскольку на последнем заседании его Синода была высказана своя точка зрения о непризнанной Македонской Церкви, а именно, что Фанар примет меры по регулированию ситуации на Балканах: «…Священный Синод, собравшийся сегодня под председательством Его Всесвятости, рассмотрел просьбу раскольнической Церкви Скопье, о чем также говорится в письме премьер-министра Бывшей Югославской Республики Македония (БЮРМ) Его превосходительства г-на Зорана Заева, о том, чтобы Вселенский Патриархат принял на себя инициативу по возвращению этой Церкви в каноничность под именем Охридской архиепископии. Решено воспользоваться этой инициативой и сделать то, что необходимо в историко-канонических сложившихся условиях в силу прерогатив первенствующего престола Вселенского Патриархата».

Этим самым Фанар акцентирует внимание на том, что будет вмешиваться в дела других Православных Церквей, не имея для этого никаких канонически-правовых оснований.

Что касается Украины, то довольно интересное заявление сделал Предстоятель Церкви Чешских земель и Словакии митрополит Ростислав, проводя беседу об автокефалии с двумя первыми президентами Украины Кравчуком и Кучмой: «…Раскол, что возник вследствие людского эгоизма, может быть уврачеван только через покаяние и возвращение к Церкви… новая автокефалия должна иметь всеправославный консенсус…».

Синод Антиохийской Церкви также высказал свою позицию про автокефалию: «Он (Антиохийский Патриархат – авт.) призывает к возвращению к принципу консенсуса при решении важных вопросов. Это всегда помогало Православию избегать расколов и дробления…».

9 мая Синод Польской Православной Церкви высказал свою точку зрения на украинский вопрос: «…В Украине есть несколько схизматических церковных групп, которые, прежде всего, должны принести покаяние, чтобы вернуться к канонической Церкви. Только тогда можно говорить о признании автокефалии… В согласии с мнением Поместных Православных Церквей, автокефалию предоставляет Мать-Церковь только после согласования с Предстоятелями всех Поместных Церквей. Необдуманные и преждевременные решения по делу автокефалии в Украине могут привести к дальнейшим разделениям. В вопросах догматически-канонических не следует руководствоваться политическими соображениями…».

Однако, несмотря на все заявления с Фанара, никто не может сегодня назвать дату рассмотрения украинского вопроса, даже сами сторонники «автокефалии» довольно неуверенно это комментируют. Так, отец Кирилл Говорун, который, собственно, и анонсировал недавно, что томос уже написан, не берется сказать что-то конкретно: «Даже на Фанаре не смогут спрогнозировать дату такого Синода. Вряд ли есть основания надеяться, что такой Синод состоится быстро. Возможно, он пройдет в конце июня. Очевидно, должна быть создана какая-то новая церковно-административная структура, которой и предоставят Томос… Синод в Константинополе будет привязан к этому собору…».

Официальный куратор заграничного ведомства Русской Православной Церкви владыка Иларион (Алфеев) после переговоров с представителями и Предстоятелями Поместных Церквей высказывает сомнения, что такой документ вообще может кому-то предоставляться, так как это нарушает логику церковно-правовую: «…Автокефалия тоже является политическим проектом. Каноническая УПЦ, объединяющая миллионы верующих, Церковь, у которой более 12000 приходов и более 200 монастырей, не обращалась с просьбой об автокефалии… Мне пришлось в последние недели много общаться с главами и представителями Поместных Православных Церквей. Я ни от одного из них не услышал какой-либо поддержки идеи автокефалии в Украине… в ней заинтересованы власти Украины, в ней заинтересованы раскольники и в ней заинтересованы униаты, но каждая сторона по своим соображениям… можно ли на таком кривом основании построить прочный дом… Единство Церкви – это не фантом, но реальность, сохранение которой находится в наших человеческих руках…». 

Сам лидер Киевского патриархата, как всегда, выдает желаемое за действительное. Плюс он таки хочет, чтобы Киевский патриархат, как яблоко раздора, внесло раскол среди православных, так как такие ультимативные заявления свойственны Филарету: «…Если он (константинопольский Патриархат – авт.) и на этот раз томос не даст, то это будет означать, что хоть он и Вселенский Патриарх, а влияния не имеет. А Москва, хотя и не первая, но что хочет, то и делает в Православии… Так вот, чтобы не допустить того, чтоб Москва фактически управляла всем Православием, Вселенский Патриарх должен предоставить Украине томос… Если томоса нам не дадут, то это значит, что Москва победила Вселенского Патриарха, и она является самой влиятельной Церковью…».

Буквально несколько дней назад Патриарх Варфоломей сделал определенные заявления по Украине, однако они являются довольно спорными, их можно трактовать двояко: «…Существование раскола (то есть он все-таки признает, что в Украине есть РАСКОЛ, и это важно, так как терминология свидетельствует и о перспективе будущих шагов – авт.) – это аргумент не в пользу того, чтобы оставить с чистой совестью целый народ за пределами церковной истины и каноничности (все-таки Патриарх признает, что схизматические структуры вне пределов Церкви– авт.), отрицая ответственность перед Богом и историей, а скорее стимул для нахождения спасительных и объединяющих решений… Когда Мать-Церковь исследует пути спасения для наших братьев из Украины и Скопье, она исполняет апостольский долг. Наш долг и ответственность состоит в том, чтобы вернуть народы к истине и каноничности Церкви (представители раскола в Украине неоднократно заявляли, что никакой каноничности им не нужно.) А потому то, что имеет Вселенский Патриархат, тем он обладает для пользы всего мира и предлагает это всем без исключения народам…».

Интрига только начинается, наверное, в скорейшей перспективе мы узнаем, что ждет Украину и мировое Православие. Ставки чрезвычайно высоки, а потому решения должны быть обдуманные.

МАРК ОБНОРСКИЙ

Похожие публикации